О войне не понаслышке

 

Деревня Закрупец расположена в красивом живописном месте, на реке Крупка, левом берегу реки Проня.

Впервые в летописи деревня упоминалась в 1777 году. Перед войной, в 1940 году, в деревне было 60 дворов, около 400 жителей. В войну пришлось пережить много бедствий: голод, холод и смерть. Наша деревня могла стать второй Хатынью. Мы, дети войны, которые жили тогда в Закрупце, а нас осталось человек шесть, хорошо помним, что такое война. По праву можем назвать свою деревню военной и партизанской.  День победы для нас – день радости и скорби.  Радости, потому что остались живы, скорби, что  погибли отцы, матери, сыны, братья, сестры. В деревне Закрупец есть и знаменитые люди войны и мирного времени: Кожемякин Фёдор Фёдорович во время войны во Франции посмертно награжден высшей  наградой Франции орденом Почетного легиона; Атрохову Михаилу Варфаламеевичу за работу на шахте присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Когда началась война, мне было 7 лет. День 22 июня 1941 года не предвещал ничего плохого для жителей нашей деревни. Жизнь текла в привычном русле. Утром, как всегда, собирались на работу: кто на полевые работы, кто отправлялся на луг на заготовку кормов, для скота. Ездовые уже запрягали лошадей для подвозки сельчан на луг. В это время явился представитель сельсовета и сообщил, что началась война, что Германия в 4 часа без объявления войны  напала  на Советский Союз. Провёл небольшой митинг с призывом стать на защиту Родины. Во всех было подавленое настроение. На следующий  день всем мужчинам призывного возраста  вручили  повестки. В армию ушло из деревни  32 человека. Много было слёз матерей, жен, детей. Уходившие  обещали, что разбив врага, с победой вернутся домой.  В деревне остались женщины, старики, дети. Домой  вернулись только пятеро. В том числе — три инвалида. Колхозный скот – коровы, овцы – были отправлены на восток. Гнать было поручено парням непризывного возраста —  Ермолаеву Василию Артемовичу и Шведкову Василию Яновичу. Лошадей раздали по дворам. Посевные площади, луг распределили по количеству членов  семьи, учитывая ушедших на войну.

Недалеко от деревни, около двух километров в лесу, шел неравный бой между немецкой и нашей  воинскими частями. В лесу осталось много военного  имущества, оружия. Убитые были похоронены жителями деревни. Оружие спрятано. Впоследствии было передано партизанам. Через деревню стали  проходить на восток  небольшими группами солдаты, среди которых были и раненые. Через несколько дней в деревне появилась немецкая армия на мотоциклах и машинах. Жители не выходили из домов, боялись.

Была установлена немецкая  власть. Немцы стали забирать скот, теплую одежду. Три девушки отправлены на работу в Германию. Из оставшихся солдат и жителей деревни, коммунистов был создан небольшой  партизанский отряд, в который входили  Романов Демьян Никифорович, Муравьев Иван Платонович. Полицаи нас, подростков, ставили  к стене, стреляли над головами, требовали выдачи спрятанного оружия. Однажды одному парню даже фуражку прострелили. Весь ужас был на наших глазах: стреляли, вешали людей. Однажды нашу деревню чуть не сожгли. А было это так. Около Закрупца кто-то повредил линию связи. Спустя время, в особой немецкой форме явился карательный отряд. Многие разговаривали на ломаном русском языке. Деревню оцепили, провели собрание, где призывали сельчан выдать партизан немцам, и тех, кто имеет с ними связь. Нам, детям,  немцы раздали флажки. Угрожали за причиненный вред немецкой власти расстрелом. На следующий день прошел слух, что  сельчан собираются спалить в сарае. Женщины прощались, плакали. Но почему-то рано утром следующего дня немцы поспешно снялись и уехали. Так нас миновала страшная участь жителей Хатыни.

Позже в деревню прибыл знаменитый партизанский отряд «13» Гришина Сергея Владимировича, который стал у нас полноправным хозяином. В отряде была 45-пушка и конный отряд в 30 лошадей. Была своя  сапожная и портная по ремонту обуви и одежды. Партизаны ходили на задания  по подрыву  дорог и автотранспорта с грузами, которые отправлялись немецкой армии на Могилев, Чаусы, Кричев. Взрывчатку добывали  путем разбора мин и снарядов, оставшихся после отступления нашей армии, которых было много в лесу. Отряд держал связь с Москвой. Поэтому нас информировали об успехах нашей армии на фронтах. Вскоре деревня стала подвергаться налёту  немецких самолетов. В основном это были, так называемые “рамы”, которые забрасывали нашу деревню бомбами и зажигательными шашками. Во время налётов все прятались  в землянках. С отступлением немецкой армии и приближением фронта партизанский полк «13» ушёл за реку Проня, через деревню стали проходить отдельные немецкие части. Зная их  поведение и отношение, а деревня считалась партизанской, жителям деревни приходилось прятаться в непроходимых лесах и болотах, жить без воды и еды неделями. Когда возвратились в деревню, увидели сгоревшие последние постройки, убитый скот. Позже в деревню  пришла разведка советской армии, а через несколько дней прибыли  воинские части с техникой. Встреча была радостной, со слезами. Многие надеялись встретить своих родственников, но их не было.

Линия фронта находилась в трех километрах от деревни. Немецкая оборонительная линия была на правом берегу реки Проня. Деревня часто подвергалась артиллеристскому обстрелу днём и ночью. Из числа жителей деревни были убитые и раненые. Парню  Семенчукову Дмитрию осколком от разорвавшегося снаряда отсекло голову, были и другие раненые. Перед  наступлением нашей армии большинство жителей деревни  были эвакуированы в Мстиславский район. Наша семья  осталась. И вот рано утром 25 октября примерно в 5 часов утра началась артиллерийская стрельба. Все вокруг слилось в едином гуле. Видны были огненные  линии в воздухе от залпов «катюш». Продолжалось это около часа. Во второй половине дня стали появляться  наши солдаты, которые сообщили, что линия  фронта прорвана. Вскоре жители деревни пешком стали возвращаться в деревню. Фронт продолжал уходить на запад. Мы  начинали жить мирно, но еще было тревожно, ведь война была не окончена. Но каждый верил в победу.  Начали восстанавливать потихоньку колхоз «Спартак», открылись школа в приспособленном помещении, почта и другие важные объекты.

День Победы, 9 мая 1945 года, встретили с большой радостью. Атрохов Алексей  Евтихович  вспоминал, когда в деревню поступали раненые, подростки помогали их отвезти в лазарет, который находился в семи километрах от деревни в лесу, между  деревнями Тросливка и Усохи. Ему тогда, одиннадцатилетнему пацану, поручили везти тяжело раненого солдата. Дорога была  неровная, телега жесткая, солдат начал стонать и ругаться. Второй, рядом сидевший,  успокаивал, его, мол, посмотри, кто везет, ребенок.  Остался жив тот солдат или нет – неизвестно.

Войну мы, дети войны, знаем не понаслышке. Пришлось видеть, пережить все её ужасы.

И вот сегодня со слезами на глазах смотрю передачи по телевизору, как идут  необъявленные войны, атакуют террористы, гибнут мирные люди, взрослые и дети. И думаю, как счастливы мы, что живем в государстве, где нет войны и террора, не гибнут  люди. Дай Бог, чтобы так было и впредь.

Виктор СЕМЕНЧУКОВ.

дитя войны, ветеран труда.            

Добавить комментарий