«Я в спасатели пошёл»

Начало текущей недели обещало стать для корреспондента «ПК» необычным. Ещё бы! Журналист вновь решил на время сменить профессию. Да на какую! Ему предстояло на один день проникнуться бытом, образом жизни пожарного-спасателя.

На первый взгляд может показаться, что в этом, собственно, ничего сложного нет. Но, уважаемые читатели, попытавшись пройти физические и психологические испытания, которые являются нормативными для спасателей, я сделал вывод: такой вид деятельности под силу далеко не каждому. Но обо всё по порядку.

О том, каково быть пожарным-спасателем и… как корреспондент районки искал шестнадцатикилограммовую гирю, а также многом другом читайте в очередной публикации из серии «Журналист меняет профессию».

Утро. Смена, в составе которой и пройдёт мой день, заступает на суточное дежурство. Мне было велено явиться в райотдел в 7.45 на развод. После проверки офицерским составом количества бойцов, прослушивания краткой оперативной информации, прибывшая смена (и я в её числе) приступила к приёму дежурства. Этот процесс очень важен, так как заступившие «на сутки» должны проверить готовность и исправность транспорта, инвентаря. Всё должно быть готово ко всевозможным экстренным ситуациям.

«Одним из самых нужных для спасателя приспособлений является дыхательный аппарат на сжатом воздухе, – рассказывает командир отделения Сергей Курилов. – Он жизненно необходим во время тушения пожаров. Вообще, во время приёма дежурства мы внимательно осматриваем всё. Ведь на каждый элемент инвентаря спасатель надеется, как на себя самого. Также проверяем исправность спецтранспорта».

Всего в отделе насчитывается девять единиц техники, которая предназначена для ликвидации чрезвычайных ситуаций. Сюда входят автоцистерны, аварийно-спасательные автомобили и другое.

Итак, с этим разобрались.  Дежурство принято.

После утренней поверки работникам РОЧС необходимо оставить свои «автографы» в служебной документации. Есть специальные журналы, книги службы, инструктажи – за всем ведётся контроль. Всё это хранится в архивах отдела 75 лет. Конечно, мне старые журналы и протоколы показывать не стали – секретная документация, так сказать, не для прессы.

В начале рабочей недели проходит совещание у начальника отдела. И мне удалось поприсутствовать на «планёрке». Обсуждались вопросы дисциплины, физподготовки, озвучивались задачи на день и другие важные темы.

Итак, смена приступила к отработке теоретических и практических навыков. Ежедневное расписание занятий прописано во внутреннем распорядке. Они включают в себя имитацию чрезвычайных ситуаций, их условную ликвидацию.

Меня ждала насыщенная и практическая часть. Но до того предстояло уделить внимание теории.

Я начал с тестов общепрофессиональной подготовки. Спасатели должны сдавать этот экзамен раз в квартал. Такая проверка знаний определяла профпригодность бойца. Разумеется, спасателю необходимо знать теоретические аспекты работы, чтобы совершенствовать свои практические навыки.

Задание состоит из 15 вопросов. Чтобы получить оценку «отлично», разрешено допустить одну ошибку. Количество моих правильных ответов остановилось на числе 8. Правда для человека, не знакомого со спецификой работы, результат довольно неплохой.

История отдела интересна и своими корнями уходит в далёкий 1894 год. Сохранились сведения о том, что тогда в районе функционировала добровольная пожарная дружина. На 1903 год в ней числилось 123 члена, 8 бочек, 3 пожарные машины и трубы, 4 лестницы. А в 1930 году в Пропойске была создана профессиональная пожарная бригада. Славгородский районный отдел по чрезвычайным ситуациям был образован только в 2001 году.

Оставим страницы исторических хроник и перейдём в центр оперативного управления (диспетчерская). Он является «мозгом» всего отдела. Здесь принимаются вызовы, хранятся планы защиты населения, описания объектов района, размещены его оперативные карты, находится система оповещения населения и другие важные информационно-тактические данные, устройства.

«Отсюда мы можем связаться со всеми службами, – говорит заместитель начальника отдела по оперативно-тактической работе Денис Казанский. – Всякие бывают ситуации. Иногда необходимо перенаправить вызов на линию РОВД или райбольницы. Это действие совершается в течение нескольких секунд. Вообще работа диспетчера непростая. Ему необходимо успокоить человека, который сообщает о чрезвычайной ситуации. Он следит за сохранностью и актуальность оперативных карточек, в которых записана информация об объектах района, о том, сколько в них находится людей».

Денис Лукьянович отмечает, что в отдел обращаются и по многим другим, случается, довольно бытовым вопросам. Работники РОЧС идут навстречу населению, помогают снять кошку с дерева, уничтожают осиные гнёзда

Диспетчер – это ещё и хороший психолог, которому непозволительно поддаваться чужой панике. Работники РОЧС обладают хладнокровием, выдержкой, ясностью ума. Эти качества им помогают ликвидировать последствия чрезвычайных ситуаций и не спровоцировать панику у населения.

Иногда спасатели встречаются с непониманием со стороны местных жителей. Нередко люди нелестно высказываются о действиях бойцов. По сути, любой может давать советы, находясь в стороне от бушующего пожара. Но работники РОЧС знают, что делают. И для них приоритет номер один – спасение жизни человека. А ради этого они делают всё возможное, порой, не щадя себя…

На этом лирическое отступление заканчиваем и продолжаем знакомство с отделом. Здесь имеются и комната отдыха, и учебный класс, и помещение для приёма пищи, душевая, и т.д. Иными словами, есть все условия, чтобы спасатель чувствовал себя комфортно. Это очень важно и в моральном плане.

Районный отдел по чрезвычайным ситуациям – особенное место со своей энергетикой, спецификой. Ему можно было бы посвятить несколько выпусков газеты. Но впереди – практическая часть.

Первое, что нужно сделать пожарному-спасателю перед выездом на борьбу с огнём – «молниеносно» надеть на себя боевой костюм (шлем, брюки, куртка, ремень, сапоги). По нормативам на это отводится до 18 секунд. Для меня такая цифра – нечто из разряда фантастики. Но попытка – не пытка. И по сигналу: «пошёл» я надеваю вышеперечисленное. Замешкавшись со шлемом и запутавшись в брюках, мне удалось уложиться в рекордные для меня… 78 секунд. Со стороны всё проще выглядит. Что ж, по крайней мере, я готов к дальнейшим испытаниям.

Следующим элементом практического занятия является развёртывание пожарно-спасательной бригады и тушение огня. В мои обязанности входило быстро вытащить «рукава»  из спецтранспорта и вместе с напарником протянуть их к очагу возгорания. Задача ясна. Приступаем. И опять сие действо оказалось не таким простым…

Вот мы у пламени. В моих руках пожарный ствол, который выпускает 7 литров воды в секунду (!). Пламя потушено. Но автор этих строк чуть не «взлетел». Нет, не от счастья – от очень сильного напора воды. Поэтому спасатель и должен обладать высокими физическими показателями.

Кстати, нередко возникают ситуации, когда мощный напор «опустошает» автоцистерну. Тогда многие зеваки восклицают: «Смотрите, пожарные без воды приехали». Конечно, со стороны «виднее»…

Переведя дух, я приступил к психологической проверке. Цель следующая: в одной из комнат отдела спрятали шестнадцатикилограммовую гирю, и мне было необходимо её найти. Вроде всё просто… Но делать это предстояло в дыхательном аппарате на сжатом воздухе с заклеенной маской, в положении сидя и избегая препятствия на пути. То есть условия, максимально приближенные к реальным. Ведь зачастую спасателям приходится двигаться в помещении с нулевой видимостью. И окружающие предметы им приходится прощупывать руками или использовать специальный деревянный прут.

Нулевая видимость, ограниченное количество кислорода, потеря ориентации в пространстве – это очень серьёзное психологическое испытание. Блуждая по коридорам отдела, я нашёл дверь в нужное помещение и, сделав несколько кругов по комнате, отыскал гирю. Задача выполнена. Ещё одной немаловажной особенностью этого упражнения является ограничение времени. Но, надеюсь, в норматив я вложился.

Вспотевший, уставший, но счастливый, я ртом глотаю воздух и готовлюсь к финальному испытанию – полосе препятствий. В полной экипировке (и, кончено, с тринадцатикилограммовым баллоном)  мне было необходимо выполнить шесть упражнений на силу и выносливость.

В такой интенсивной подготовке нет ничего удивительного. Всё, что я делал, – лишь имитация, лёгонькая тренировка. Настоящее тушение пожара требует большей затраты энергии и психологического напряжения. Но, по словам «экзаменаторов», с поставленными задачами я справился достойно. Однако понимаю, что многому ещё следует научиться и не один месяц потратить на подготовку, чтобы стать стажёром в рядах пожарных-спасателей.

Денис Казанский не скрывает, что не каждый «новобранец» выдерживает испытательный срок. Некоторые понимают, что работа тяжела для них физически. Многие же осознают, что труд спасателя сложен психологически. Но те, кто остаются работать, – по-настоящему крепкие мужчины, способные противостоять стихиям.

«У нас очень сплочёный коллектив, – продолжает он. – Конечно, как и везде, бывают свои нюансы, но они никак не отражаются на работе. Когда тушишь пожар или ступаешь на тающий лёд, чтобы спасти человека, забываешь о личных эмоциях и сосредотачиваешься только на своих действиях. Спасатели должны друг на друга полагаться. Иначе – никак. Следует сказать, у нас очень надёжные бойцы».

Наступил вечер, и мой день в качестве пожарного-спасателя подошёл к концу. Бойцам из моей смены предстояло нести дежурство до следующего утра. У них есть свободное время, которое можно потратить на саморазвитие, чтение книг, спортивные упражнения. Попрощавшись с отделом, возвращаюсь в редакцию…

P.S. Хотелось бы поблагодарить коллектив РОЧС за яркие впечатления и познавательную экскурсию по отделу. Такой опыт позволяет многое переосмыслить, понять.

Попробовав себя в роли спасателя, могу сказать следующее – их труд очень важен. Он весьма непрост и, временами, непонятен обывателю.  Но в их рядах те, кому можно доверить свою жизнь, те, на кого можно рассчитывать в беде. Важно, уважаемые читатели, всегда об этом помнить! 

Илья ЖАРТУН.

Фото автора и работников РОЧС.