БИТВА, СТАВШАЯ МАТЕРЬЮ ПОЛТАВСКОЙ БАТАЛИИ

С 7 июля 1708 года шведская армия находилась в Могилеве. Отсутствие фуража и провианта задержало шведов на Днепре почти на месяц. Все это время шведский король дождался подхода корпуса Левенгаупта, который двигался из Прибалтики вместе с огромным обозом продовольствия и боеприпасов. Однако стоять на одном месте было опасно: не хватало продовольствия, борьба с вражеским окружением – «белорусскими мужиками» – ослабляла армию, что сказывалось на моральном духе солдат. И Карл XII решил продолжить поход, захватывая и грабя по дороге еще не опустошенные войной районы.

События на территории Беларуси и Могилевщины летом 1708 года вынудили шведского короля Карла XII изменить свои стратегические планы похода на Москву через Смоленск.

Оценив обстановку, он решил направить свою армию в Украину, где надеялся достать продовольствие для армии, избежать изматывающих боев на переходах с русским войском и получить передышку. Надеялся он и на поддержку гетмана левобережной Украины И. Мазепы. Кроме того, шведский король рассчитывал втянуть в войну против России крымских татар и Турцию.

14 сентября 1708 года шведская армия начала движение на юг. Однако уже через десять дней Карл XII вынужден был остановиться, ожидая подхода Левенгаупта,  который «поспешал медленно».

Еще 2 июня 1708 года корпус Левенгаупта в Прибалтике получил приказ о выступлении и должен был двигаться следом за королем, чтобы доставить ему боеприпасы и продовольствие. Выступить немедленно по получении приказа Левенгаупт не смог – его корпус не был готов к походу. И начал его только через месяц. Его корпус насчитывал 16 000 человек, 17 орудий и 7000 повозок. В обозе шведов были в основном боеприпасы. Собрать же достаточное количество продовольствия Левенгаупт не успел и решил добрать недостающие припасы по пути следования к армии Карла.

Вступив на территорию Беларуси, генерал, по свидетельствам очевидцев, «…грабил всех без исключения, не давая спуску никому…».

Главная шведская армия имела значительные людские резервы, но была ослаблена отсутствием боеприпасов и продовольствия. Корпус же Левенгаупта имел огромный обоз необходимых припасов, но у него не было достаточных сил и возможностей для развертывания крупных боевых операций. Русское командование понимало, что в случае соединения шведских войск над  Россией нависнет смертельная опасность. Для того чтобы этого не случилось, необходимо было разгромить врага по частям и в первую очередь уничтожить корпус Левенгаупта.

Для борьбы с Левенгауптом из наиболее боеспособных частей русской армии был сформирован «летучий корпус» (корволант – фр., войсковое соединение из конницы, пехоты, перевозимой на лошадях, и легкой артиллерии. Впервые создан Петром I в 1701 году) в составе 12 000 человек. И 15 сентября 1708 года русские войска выступили на запад.

Тем временем Левенгаупт с огромным обозом двигался к Шклову. 18 сентября его передовые части достигли Днепра. На другой день шведы узнали, что против них идет русская армия во главе с Петром. Они быстро навели понтонный мост и переправились через реку.

26 сентября конница А.Меншикова, преследовавшая шведов, вплотную подошла к врагу. Карл XII еще раньше приказал Левенгаупту не вступать в бой, чтобы не замедлять продвижение обоза. Но в тот день шведский генерал, увидел, что количество русских войск, преследовавших корпус, увеличивается, отправил в сопровождение сильного отряда весь обоз вперед, а остальные полки остались для удержания русских

…Корпус Левенгаупта перешел болотистую р. Ресту и занял оборонительную позицию. От захваченных пленных шведов русские узнали, что против них находится  корпус в 16 000 человек. Тогда Петр I решил усилить корволант за счет кавалерийского корпуса Боура, что находился под Кричевом, и приказал ему идти навстречу для соединения сил.

Утром 27 сентября войска Петра I подошли к д. Долгий Мох и начали наступление. Шведы, уничтожив на Ресте все переправы, укрепились на горе за рекой, поставив у разрушенного моста несколько орудий. При появлении русской конницы открыли по ней сильный ружейный и артиллерийский огонь. Попытка аръергарда Петра I навести мост окончилась неудачей. Однако вскоре, не выдержав сильного огня русской артиллерии с другого берега, сначала кавалерия, а затем и шведская пехота отошли к Лесной. Наступившая ночь не позволила русским преследовать врага.

Для того чтобы упредить и задержать шведов при переправе через Сож, по приказу Петра I за реку был послан драгунский  отряд Фастмана из корпуса  Боура, который выполнил задачу – отрезал шведам пути отхода.

Вечером 27 сентября шведский корпус сконцентрировался у Лесной. Одновременно Левенгаупт приказал послать к Пропойску 3-х­тысячный отряд для ремонта мостов и расчистки дорог. С отрядом была отправлена и большая часть обоза.

Подойдя к Лопатичам, Петр I разделил корволант на две части. По большой дороге были направлены Ингерманландский пехотный полк, лейб­-регимент Меншикова и шесть драгунских полков. Остальные силы (два пехотных, три драгунских полка и один батальон) во главе с Петром I проводник-крестьянин повел по глухой лесной дороге. В каждой колонне насчитывалось по 5-­6 тысяч человек.

На острие шведской атаки оказались Ингерманландский и Невский полки. Ценой больших потерь удерживали они напор превосходящих сил врага. В решающий момент боя резервные полки подошли на помощь и внезапно ударили по шведам. В результате враг не выдержал напора русских и вынужден был бежать в перелесок. Враг под прикрытием конницы с большими потерями отступил к Лесной.

После полудня 28 сентября корволант начал наступление на врага. При выходе из перелеска русские встретили контратакующих шведов. Несколько часов с переменным успехом шел ожесточенный бой, в результате которого шведы отступили к вагенбургу, где ожидали подхода своего отряда, отправленного с обозом в Пропойск.

Противники отдыхали около двух часов. В 5 часов вечера к месту сражения прибыло 8 полков Боура в количестве 4076 человек.

После перегруппировки сил русские снова перешли в наступление. Развернутые линии подошли к шведам на расстояние ружейного выстрела и открыли огонь. Буквально через несколько минут противники сошлись в рукопашной схватке. Шведы не выдержали и отошли. Русские захватили большой мост на Леснянке, но удержать его не смогли. К месту боя подошел 3­-хтысячный шведский отряд из Пропойска, и с его помощью Левенгаупт отбил мост. Но перейти в наступление шведы уже не могли. Они укрылись в вагенбурге, откуда продолжали отбивать атаки корволанта.

С наступлением темноты бой прекратился. На следующее утро Петр I решил продолжить битву и окончательно добить врага. Левенгаупт, подведя итоги боя, увидел, что половина его корпуса уничтожена. Оставшаяся часть почти полностью потеряла боеспособность. Для шведского корпуса оставался один выход – отступление.

Под прикрытием темноты и начавшейся снежной метели шведские полки один за другим стали отходить к Пропойску. Для ускорения марша и спасения остатков корпуса шведы оставили артиллерию, раненых и часть обоза. Маскируя отступление, солдаты всю ночь жгли костры в своем лагере.

Однако, как выяснилось позже, это отступление принесло потери большие, чем в сражении. Оно деморализовало войска, и все пошло наперекосяк.

Участник этого сражения, шведский военный судья Бенеке, описывая отступление шведов, писал: «Судьба так преследовала шведскую армию, что и темнота, и холод мешали ей; а было той ночью так темно, что и руки нельзя было увидеть перед глазами. Кроме того, никто не знал местности, и мы вынуждены были блуждать по этому страшному и противному лесу в грязи, причем или вязли в болоте, или бились головами о деревья, спотыкались о проклятые пни… Везде раздавались стоны раненых, вздохи умирающих, злые проклятия живых, зов и крики заблудившихся: все это могло устрашить самого мужественного и у самого жестокого вызвать сочувствие».

Сотни деморализованных солдат в паническом беге направились к Сожу, где надеялись переправиться через реку и спастись. Многие из них сбились с дороги и потом долго бродили по окрестным леса, пока, в конце концов, их не уничтожили местные крестьяне.

Левенгаупт, с основным войском и обозом подойдя к Сожу у Пропойска, понял, что переправиться здесь не сможет. На другом берегу уже маячили русские драгуны. Шведская пехота, уходя на обозных лошадях из Пропойска, направилась вдоль Сожа на юг.

Поздно вечером 29 сентября близ д. Глинка, что в 15 км к югу от Пропойска, шведы вплавь переправились на левый берег Сожа. Преследовавшие их русские драгуны и казаки стремительно бросились на переправившегося врага и уничтожили четыре шведских эскадрона и часть пехоты. Остальные шведские подразделения бежали.

29 сентября царь приказал отслужить на поле битвы благодарственный молебен, а над братскими могилами – панихиды по погибшим. Здесь же он повелел построить новую деревянную церковь во имя Рождества Богородицы и отпустил для этого необходимые средства.

После сражения русские находились в Лесной три дня. Там они отметили победу «при трехкратной стрельбе из орудий и ружей». После этого Петр I направил всю конницу через Гомель в Украину, а сам с пехотой, обозами и пленными пошел в Смоленск.

О значении для России победы при Лесной Петр I позднее писал: «Сия у нас победа может первая назваться, понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому же еще гораздо меньшим числом, будучи пред неприятелем, и поистине оная виною всех благополучных последований России, понеже тут первая проба солдатская была, и людей конечно ободрила, и мать Полтавской баталии, как ободрением людей, так и временем, ибо по девятимесячном времяни оное младенца шчастие произнесла».

Петр назвал битву у Лесной матерью Полтавской баталии не только потому, что она произошла ровно за девять месяцев до роковой для шведов развязки у стен Полтавы, но и потому, что подобного поражения противник никогда не терпел.

Память о победе при Лесной была увековечена возведением величественной мемориальной часовни и памятника на месте битвы, памятными медалями, а также в почетном названии 197-­го Лесного пехотного полка российской армии и постройкой 90-­пушечного линейного корабля «Лесное», сражавшегося на Балтийском море в XVIII веке.

МАТЕРИАЛ ИЗ ИСТОЧНИКА: Н. С. Борисенко, Н. П. Хоботов, «По дороге в Лесную Исторический очерк», Могилев, «АмелияПринт», 2008.