Поколение с трагическим детством

К 75-летию освобождения района

Память детей – удивительная вещь. Они зачастую видят и запоминают то, чего не видели взрослые. И наоборот, дети обычно забывают все то, что врезалось в память взрослых. Дети Великой Отечественной войны – поколение особое. Им рано пришлось стать взрослыми, их судьбы покалечила война, многих оставила сиротами. Но именно эти люди точно знают, что у человека есть самое ценное, самое дорогое, что его держит на земле. Поэтому так важно услышать их воспоминания о тех страшных годах, понять, как им пришлось выживать.

Неприкрытой правдой о войне, мужеством, которое заставило противостоять холоду, голоду и всем несчастьям наравне со взрослыми, с нами поделилась ветеран педагогического труда Эмма Михайловна СОРОКИНА:

«Июнь 1941 года. Учащиеся школ сдают экзамены за среднюю школу, готовятся к выпускному. Вечерами где-то играет гармошка, слышен смех, песни, разговоры о будущем. Самый сладкий сон – под утро. Тишина. Вот-вот солнышко взойдет.

И вдруг в 4 часа утра немецкие самолеты без объявления войны начали бомбить мирные села и города. Люди выскакивали из домов, не успевая одеться и взять документы. Всё горит, пылает.

Из рупора все услышали о нападении гитлеровских захватчиков на Советский Союз. Было страшно, обидно, горько на душе. Все планы, цели были отброшены далеко назад. Надо было подниматься на борьбу с жестоким, сильным, ненавистным врагом.

Мы с родителями жили в Мстиславле, мне было 4 года. Однажды приехала грузовая машина, и нас эвакуировали в г.Толочин. Жить пришлось в хатке на 19 человек с земляным полом. Тут были и клопы, и вши, и тараканы. Помню, что все, и дети, и взрослые, очень боялись выходить на улицу. Как идет немец навстречу, казалось, что он сейчас тебя застрелит. Дрожишь, пока мимо пройдешь.

Недалеко был лес, где находились партизаны. Чтобы проехать по дороге, немцы сначала посылали нашу грузовую машину, а потом ехали сами. Партизаны часто минировали дорогу, и немцы боялись подорваться, поэтому отправляли  впереди себя мирных жителей.

Однажды немцы собрали людей и повели ко рву, приказали стоять и не расходиться, а нас, детей, оставили дома. Через некоторое время наши мамы и бабушки, другие взрослые пришли домой. Они прятали от нас заплаканные, полные ужаса глаза. Оказывается, их собрали быть свидетелями такой страшной картины: немецкие каратели собрали маленьких детей, там были и груднички, подбрасывали ребенка и протыкали его штыком, после бросали в ров.

Но и партизаны захватчикам покоя не давали: то немецкую машину взорвут, то дорогу заминируют. За это фашисты расстреливали мирных жителей.

Когда наша победоносная армия освободила Толочин и наш Мстиславль, мы вернулись в свой родной город и начали на руинах строить новую жизнь, а по большому счету — выживать. Вот наступил долгожданный день – 9 мая 1945 года – всеобщее народное ликование! Победа! Люди плакали от радости, смеялись, обнимались, выкрикивали: «Слава советскому воину! Миру – мир! Спасибо армии за доблесть и мужество!».

Все радовались победе, но вместе с тем испытывали и трудности. В городе прожить было очень сложно. Моя мать – учительница, поэтому она уехала в деревню работать. Я помню, как первое время было очень тяжело с питанием. Мы, дети, шли на луг, собирали щавель, и мать на воде без соли варила нам с братьями похлебку. А еще нам приходилось ходить на поле, чтобы собирать гнилую картошку после зимы. Она оставалась в земле с осени, ее не убрали, потому что не до этого было. И вот мы надевали самодельные бурки с калошами и шли на поле, когда оно уже начинало оттаивать. Мать промывала эту гнилую картошку, лепила из нее оладьи и жарила их на сковороде. Я вспоминаю, какие же они были вкусные! Сейчас я понимаю, что на самом деле это было совсем не так, но от постоянного голода эта незатейливая пища казалась нам чем-то невероятным.

А чувство голода преследовало постоянно. Было несколько случаев, что я падала в обморок из-за него. Иду по улице, в голове закружилось, я подходила  к углу хаты, стояла немного, пока не становилось лучше, и шла дальше…

Бывали случаи, что дети помладше даже умирали от голода. Но мы каким-то образом выдержали. Вскоре учителям стали выдавать по талонам немного муки, и мама на воде замешивала тесто для лепешек. Она пекла их на сковороде без какого-либо жира, но какими вкусными они нам казались! Конечно, сейчас такие лепешки никто есть не стал бы.

Когда заработала школа, я сразу пошла в третий класс, хотя по возрасту должна была идти в первый. Дело в том, что мама занималась со мной дома, и программу двух классов я изучила с ней. Как же мы старались учиться! Несмотря на то что мы выглядели как нищие: что-то перешитое из старой ватовки, на ногах бурки из старья, сумка из мешковины, крашеной чернилами… Да и никаких школьных принадлежностей не было. Книга одна на всех, тетради сшивали сами из старых газет, делали сами перьевые ручки.

И вот однажды мы писали диктант. После проверки учительница обсуждала с классом, как мы справились с заданием. Она упрекнула меня, что я забыла простое правило: названия городов и стран пишутся с большой буквы. Я была прилежной ученицей, но что же случилось? Оказывается, я написала слово «Германия» с маленькой буквы. Встав, я гордо заявила: «Я никогда не напишу это слово с большой буквы! Это наш враг!» Учительница заплакала и поставила мне «пятерку». Откуда нам было знать, что немцы – это не только враги. Были ведь и антифашисты в Германии, которые выступали и против войны, и против нацизма.

Через некоторое время жизнь улучшилась. Мы и питаться стали лучше, и одежда появилась нормальная. А в 1951 году я уже стала комсомолкой. Из деревни Галковичи Мстиславского района за 7 километров мы пришли в райцентр поступать в комсомол. Сколько было радости! Получив комсомольский билет и значок, мы, казалось, летали на крыльях.

Конечно же, самое главное – это мир. Будет мир – будем жить с каждым годом всё лучше и лучше. Я в это верю. А у людей моего поколения только одно желание – чтобы наши дети, внуки и правнуки не знали войны!»

Фото Оксаны НЕМЦОВОЙ.