К 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков

 

«СМЕРТИ ЖДАЛИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ…»

Великая Отечественная война – тяжелейшее из всех испытаний, какие когда-либо выпадали на долю нашего народа. У целого поколения, рожденного с 1928 по 1945 год, украли детство. Сегодня этих пожилых  70-80-летних людей мы называем дети войны. Это последние очевидцы того страшного времени. Они хлебнули горя полной чашей, может быть, слишком большой для маленького человека…

Нина Сергеевна АКСЁНЕНКО родилась перед войной в д. Заречье Славгородского района. Когда началась Великая Отечественная, ей был один годик от роду, потому детская память не запечатлела весь ужас и страх, которые пережили она, её старшая сестра, мать, односельчане. Обо всем этом, когда она стала постарше, ей рассказала мама. Те воспоминания она хранит до сих пор и делится ими с читателями «ПК».

–Мама рассказывала, что страх смерти присутствовал постоянно. Её и наши жизни могли оборваться в любой момент, – рассказывает Нина Сергеевна. – Однажды к нам в хату пришел полицай, он был местным, предателем, который перешел на сторону немцев, мама его хорошо знала. Он искал нашу знакомую и был уверен, что мама знает, где она прячется. Когда выбить нужную информацию не смог, приставил к маме дуло автомата и хотел застрелить. И тут я крепко уцепилась за мамину ногу и стала громко плакать и кричать. Полицай со злостью сказал: «Этот щенок тебя спас» и ушел. Так моя мамочка осталась жива.

Вспоминает наша героиня и такой эпизод. Как-то жителей близлежащих деревень Васьковичи и Поповка согнали и, построив колонной, куда-то погнали. В основном это были женщины, дети и старики. Мы с мамой были в их числе. Односельчане предполагали, что нас направят в Быхов. Однако людям посчастливилось избежать страшных последствий. Когда пришли в Рябиновку, конвоиры о чем-то переговорили и всех отпустили, приказав расходиться. Люди кинулись бежать. Мама схватила нас с сестрой за руки и побежала в лес. Недалеко от Рябиновки было болото. Там мы зимовали, пока немцы были в наших деревнях. Старики, у кого были силы, выкопали ямки, накрыли еловыми лапами. В этих землянках мы и жили. Чтобы немцы не заметили дыма, разводили огонь прямо в землянках, чтобы хоть как-то согреться. Когда маленькая Нина кричала от голода и холода, мать садилась на неё, чтобы не дай бог не услышали немцы.

–Когда немцы отступали, мы вернулись в свою деревню. Было мне уже четыре года. До этого там проходил большой бой, — вспоминает Нина Сергеевна. – Простор у нас был, назывался «пять битых», так там после боя наши солдаты убитые лежали один возле одного как дрова. Тогда местным жителям давали наряд свозить трупы в общую могилу, которая находится на кладбище в д. Рудне. Что говорить, мы были босые, голые. Некоторые односельчане что-то из вещей солдат оставляли себе. Одна женщина из Васькович подошла к убитому солдату и стала стягивать сапоги, а он вдруг говорит: «Бабушка, ты б мне лучше воды дала!». Женщине той плохо стало, начало её сильно трясти от испуга…

– Моя мама, когда мы возвращались в деревню, надеялась, что наша хата уцелеет, и мы там кое-как начнем налаживать быт. Но на её месте оказалась огромная воронка. Когда шли бои, снарядом сравняло нашу хату с землей, – продолжает рассказчица. – А рядом стоял маленький ветхий домик, где жила старушка. Она нас троих и приютила. У этой женщины была корова. И мама, чтоб хоть как-то нас согреть, укладывала рядом с животным и рядом ложилась сама. Так мы спасались от холода. Позже мама рассказывала, что ей дали под жильё ёвню, как она называла, это что-то вроде сарая, где сушили зерно. Окна этой ёвни стояли прямо на земле, а внутри была яма, в которой мы и жили. Долгое время это прибежище было нашим домом. Учиться мне толком не пришлось. Пришла новая беда. Тяжело заболела и слегла мама. Голод был страшный. Мама вся опухла, работать больше не могла. Мы были в отчаянии, не знали, что делать, у кого помощи просить. На маму без слез нельзя было смотреть. Я только семь классов успела окончить. И тут к нам пришел председатель колхоза «Чырвоны партызан» и предложил мне идти работать – смотреть телят. Пообещал, что даст мешок пшеницы, 25 рублей и каждый день по литру молока. «Тогда мамка твоя не умрет», – добавил председатель. И я пошла работать. Труд был очень тяжелым, но я старалась изо всех сил, чтобы мама встала на ноги. И она выздоровела. Прожила 93 года. А я как пошла тогда на ферму, так без трех месяцев полвека одной стежкой туда и отходила. Позже «Чырвонага партызана» переименовали в колхоз имени Максима Горького.

Наша героиня вышла замуж за поповского гарного хлопца – первого парня на деревне, гармониста и тракториста. А Нина Сергеевна голосистая была, вот и заприметил он певунью. Создали семью и стали жить в Поповке. Родили семерых детей. Однако семейному счастью не суждено было долго длиться. Не обошла стороной нашу собеседницу тяжкая вдовья судьба. Погиб муж. Осталось семеро по лавкам. Старший окончил десять классов, а младшему и двух годиков не было. Надо было растить и поднимать на ноги детей. Нина Сергеевна бралась за любую подработку и в колхозе, и у односельчан. Вспоминает, что досматривала по 180 голов на откорме, еще и 80 телят успевала обхаживать.

–За детей душа у меня болела, – рассказывает Нина Сергеевна. –Хотелось, чтобы у них было не хуже, чем у других. Поэтому работала очень много. Слава Богу, мои детки выросли достойными людьми, все окончили учебные заведения, нашли свое место в жизни. Хотя мне было ой как нелегко. Помню, после развала Советского Союза на правлении колхоза попросила председателя за своего сына – Сашку. Он у меня мечтал учиться в Горецкой академии и стать агрономом. А тогда был такой период, что поступить можно было только с направлением на руках. Его я и попросила у председателя. Но он даже и слушать меня не стал, сказал мне: «Ты высоко лезешь!» Встречались и такие люди. Но ничего, выжили, выстояли. Я всем своим деткам свадьбы, проводы в армию справила. 15 лет была солдатской матерью, пока дождалась из армии своих пятерых сыночков. А петь я продолжаю и сегодня, являюсь участницей народного фольклорного ансамбля «Вясковачкі». Песня – это то, что дает мне силы, гонит прочь тоску и поднимает настроение. Сейчас люди вообще не поют. А зря. Мы после войны жили впроголодь, очень бедно. Зато все тяжелые работы сопровождали песней, отдыхали тоже с песней. Собирались гурьбой, таскали бабы на себе плуг по семь человек, чтобы посадить картошку, а чуть свободная минута передышки – песня льется на всю околицу. Очень было весело.

Наша героиня прожила тяжелую жизнь. Но горе, лишения, война не сломили её жизнелюбия и оптимизма, доброты и задора. За то, что осталась жива, Нина Сергеевна живет с большой благодарностью и любовью в сердце к своей маме. Таких женщин, как её мама, в войну было десятки тысяч. У них нет наград, они не воевали с врагом, но они все равно герои. Они с детьми на руках прошли все круги военного ада. Они – настоящие героини. Жаль, что рассказать о подвиге таких матерей могут только их дети.

Текст и фото Светланы БЕЛЯЕВОЙ.