О ДЕТСТВЕ, ОПАЛЁННОМ ВОЙНОЙ

Детская память лишена привязки к каким-либо формальным датам и хронологическим меткам. Внутри этой памяти события образуют свои собственные взаимосвязи, цепочки, удерживая внутри наиболее значимое, яркое. Именно такие фрагменты передаются взрослому человеку. Одно событие наслаивается на другое, и возникает собственная история – рассказ о жизни конкретного человека. Сегодня мы прекрасно понимаем, как важно успеть узнать, услышать, записать живые воспоминания, которые ценны не только фактами, но и духом той эпохи, чувствами и переживаниями людей. Накануне 75-летия Победы в Великой Отечественной войне своей историей поделился Виктор ИВАНОВСКИЙ из деревни Тросливка. Время многое стерло из его памяти. Но некоторые эпизоды военных лет сохранились до мельчайших подробностей.

 «О войне страшно вспоминать. Видел всех: и немцев, и полицаев, и партизан. Я был свидетелем, как страдала наша деревня в годы войны. Помню 1942 год. Я был двенадцатилетним мальчишкой. Между деревнями общения практически не было. Во время войны у нас всегда стояли партизаны. Они не раз брали коней у местных жителей, но не возвращали. Жалко было, да все всё понимали. И вот дошла очередь до нас. Моим первым событием, связанным с войной, оставило след в моей памяти именно то, что однажды партизаны опять стали отбирать коней. А я очень любил своего и стал просить маму, чтобы она мне разрешила поехать с ними. Со слезами на глазах она меня отпустила. И вот мы отправились в путь. Я понимал, что вокруг мины, что в любую секунду мы можем подорваться, но я не мог не рискнуть. Сколько помню, мама всегда молилась и меня научила. Так вот, всю дорогу я ехал и молился, чтобы выжить. К исходу дня мы благополучно добрались до одной деревни, где мне сказали остаться переночевать. Утром, проснувшись, я посмотрел в окно и почувствовал безграничную радость – вернулись партизаны с моим конем. И тогда я впервые увидел раненого. Это было очень страшно. Мне сказали возвращаться домой одному. Я вскочил на коня и отправился в путь, охваченный безудержным страхом и паникой. А это 18 километров до родного дома. Я боялся, что меня схватят полицаи или немцы, да я боялся всего. И вот вернулся домой. Да, было много всего», – вспоминает Виктор Иосифович. Но молиться не перестает и по сей день.

Текст и фото Юлии ШИШКИ.

Поделиться