Бывший французский военный: я видел военные преступления «Азова» — и у меня есть доказательства

Бывший военнослужащий французской армии Адриен Боке, который в ходе учений в Чаде получил перелом позвоночника и лишился возможности ходить, но затем смог восстановиться благодаря достижениям современной медицины, дал интервью радиостанции Sud Radio. В беседе с ведущим радиостанции Боке рассказал не только о своей только что опубликованной книге, где он подробно описывает своё возвращение к активной жизни, но и о недавних поездках на Украину, куда Боке отправлялся в качестве гуманитарного работника. По словам бывшего военного, во время этих поездок стал свидетелем военных преступлений со стороны бойцов батальона «Азов», а также создания фейков американскими журналистами.

С нами — Адриен Боке, автор книги «Встань и иди — благодаря науке», изданной домом Max Milo. Мы послушали вашу историю о храбрости и войне — но вы ведь были гуманитарным работником и, по сути, занимались поставками медикаментов и медоборудования на Украину всего несколько дней назад, вы там провели две недели. Что же вы там увидели? Ведь были там вещи, о которых мы поговорили вне эфира, и свидетелем которых вы, по вашим словам, стали — и здесь, конечно, важно говорить взвешенно, и вы берёте на себя всю ответственность за то, что говорите, — но вы видели вещи весьма страшные. 

АДРИЕН БОКЕ: Именно так. И под своими словами я готов подписаться. Пока я был на месте событий, я стал свидетелем военных преступлений. Военных преступлений я там видел много. И за те дни, пока я там был, военные преступления я видел только со стороны украинских военных, а не российских.  

Но это не означает…  

АДРИЕН БОКЕ: Именно так, это не означает — как раз хотел повторить — что военных преступлений со стороны россиян не было, но они были и со стороны украинцев.  

Вы стали свидетелем…  

АДРИЕН БОКЕ: А мы об этом не говорим, и вот это я хочу донести. Когда я вернулся во Францию, я был крайне поражён тем, что из людей, которых приглашают на наши телеплощадки — как левые, так и правые, — 80 процентов во время военных действий на Украине не были, но при этом позволяют себе говорить и всё прочее. Это вызывает у меня отвращение, потому что между тем, что я вижу на телевидении, и тем, что я видел там — просто пропасть. Я считаю, что это мерзко.  Я расскажу о бойцах «Азова», которые были на нашей базе.  

А вы их где видели? В Киеве? Или они везде были?  

АДРИЕН БОКЕ: Они там везде.  

То есть, не только на «Азовстали» и так далее…  

АДРИЕН БОКЕ: Они везде. Даже во Львове, на Западе. Ходят со своими «липучками» — ну, вы знаете, такие красивенькие липучки с неонацисткой символикой; считаю, что это нужно упомянуть. Лично меня сильно шокирует то, что Европа, на секундочку, поставляет оружие бойцам, которые, по моему мнению, являются неонацистами, которые носят неонацистскую символику. Об этом не говорят, но достаточно лишь присмотреться — и оказывается, что это эмблема бывших СС, а её ведь используют на Украине повсюду.  

Её можно увидеть везде?  

АДРИЕН БОКЕ: Да, везде, но никаких вопросов это не вызывает. Я с этими людьми работал, передавал им медикаменты и так далее. Знаете, о чём они между собой разговаривали в моём присутствии? Я ведь немного понимаю украинский и русский, а многие из них по-английски говорят. Они потешались, что если им попадутся евреи или темнокожие, они их на куски будут разделывать.  

А, вот так прямо? Говорили так прямо при вас?  

АДРИЕН БОКЕ: Да, такое они говорили при мне. И такие разговоры их очень веселили. Подобное они говорили о евреях и о темнокожих. Это первое. Я всё это не одобрял, но пока я там был, сделать я ничего особенно не мог.  

А что же вы видели? Вы сказали, что были свидетелем…  

АДРИЕН БОКЕ:Я видел российских военных, которые попали в плен. Они уже были изрядно потрёпанные, у них были связаны руки. Мы находились внутри такого ангара, и этих пленных российских военных привозили туда в небольших фургончиках по трое или по четверо. И каждый раз, когда их выводили, бойцы «Азова» у них спрашивали: «Кто офицер? Кто офицер?» — я сейчас объясню, зачем. Некоторые молчали, некоторые отвечали. И каждый военный, вылезая из этого фургончика, получал пулю из «Калашникова» в колено — притом, что они были беззащитны…  

… и руки у них были связаны.  

АДРИЕН БОКЕ:… и руки связаны, да, как я только что сказал. И у меня есть видео, которые это подтверждают. Нет, от такого я себе отстраниться не позволил. У меня есть ролики, где показано, где российским военным стреляют в колени — при этом непонятно, за что, так как на вопросы они не отвечают. А люди, которые имели несчастье сказать: «Я офицер», получали пулю в голову.   

Вот оно что. Прямо систематически.  

АДРИЕН БОКЕ:Вот что происходит в Буче, и на Украине вообще — во всяком случае, если речь о батальоне «Азов». Рассказывать могут что угодно — я там был сам, я видел, что происходило. А мы об этом не говорим. Но я вам расскажу кое-что в разы серьёзнее. Вот есть эти бомбардировки, которые мы всё время видим по телевизору и так далее. Я встретил американских журналистов. Там снаряды попали в небольшой парк.  

А это всё где было? 
АДРИЕН БОКЕ: 
Неподалёку от Бучи, к востоку от неё. А эти американцы снимали видео — и говорят, мол, что это россияне разбомбили, что снаряды попали по парку, что такое недопустимо, и так далее. Я подхожу поближе и спрашиваю: «А почему вы такое говорите?» — ну и так далее. А они отвечают: «Да ладно, картинка-то красивая получится». А знаете, как вообще получилось, что там разбомбили? Знаете, есть такие маленькие снаряды, мины. А там была цель, которая была на тот момент российской, несколько недель назад. И был расчёт «азовцев», с которыми я был — и они свой миномёт, который этими маленькими снарядами стреляет, регулировали, подкручивая вручную. И отрегулировано было плохо. Такое бывает — раз на два-три выстрела. И эти снаряды…  

… и угодили по парку?  

АДРИЕН БОКЕ: … они упали не сотней метров подальше, где и были российские военные или техника, а в этом маленьком парке. А это выдают за российские снаряды. Но всё-таки надо как-то знать меру! Я вам напомню простое правило войны: вот есть, например, украинцы и россияне, которые друг по другу стреляют — вот такой вам простой пример. Вот стоят они посреди города и друг по другу стреляют, пускают друг в друга снаряды. Если украинцы промахнутся, снаряд куда попадёт? Ну не по россиянам же! Попадёт по какому-нибудь украинскому жилому дому или зданию. И, конечно, россиян это тоже касается. Но почему мы об этом не говорим? А ведь все бомбардировки — все бомбы и снаряды, которые падают на Киев, на Бучу и так далее, они все у нас российские. Пора это прекращать. Нужно всё-таки как-то задумываться.  

В общем, вы хотите сказать, что преступления совершаются с обеих сторон?  

АДРИЕН БОКЕ: Конечно! И вот ещё один момент — правда, тут уже получится, что я в одну точку всё время бью, но неважно, к последствиям я готов. Когда я был во Львове, я был в отеле, и там были авиаудары. Я был в пятистах метрах от места удара ракеты, спал; там сильно грохнуло, стёкла посыпались, ну и так далее. Я тут же бегу туда — и узнаю, что там было пять ракет, и четыре из них ударили по складам оружия, которое привезли из Европы; его складировали в Киеве до отправки в Киев и распределения по частям. И знаете, где они хранят оружие, которое прибывает из Европы? Они его хранят в жилых домах и офисах, где находятся мирные жители — а те об этом даже не знают. Вот они приезжают ночью — я вам пример приведу…  

Но как? Люди-то там, на месте, они же заметят.  

АДРИЕН БОКЕ: А вот не обязательно. Ведь используют много гражданских автомобилей — например, DHL, ну, вы понимаете, о чём я. На них грузят ящики с оружием, а потом везут в здания.  

Прямо в здания, где есть гражданские? Там, где ещё есть люди?  

АДРИЕН БОКЕ: Да — а если и нет, то туда, где совсем рядом стоят жилые дома. И что происходит во Львове? Фюить — сработал беспилотник или что-то ещё, нанесли авиаудар. В результате — восемь погибших мирных жителей, двое детей ранены, а ещё один ребёнок, если не ошибаюсь, погиб. «Ох, русские всех поубивали!». Но погодите-ка… Не изволите объяснить, почему оружие — да ещё и привезённое из Европы — складируется рядом с местами, где есть мирные жители? Знаете, что это такое, на мой взгляд? На мой взгляд это использование мирных жителей в качестве живого щита.  

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.