Педофилия: что говорит статистика и как правоохранители борются с этой проблемой

Преступления против половой неприкосновенности или половой свободы несовершеннолетних — это чрезвычайно острая и болезненная тема. С развитием информационных технологий определенный процент преступников стал активно пользоваться социальными сетями и мессенджерами. В интернете с помощью различных уловок и ухищрений педофилу проще установить доверительные отношения с ребенком. И белорусские правоохранители уделяют этой проблеме особое внимание.

Тем не менее повышенная бдительность требуется не только от сотрудников органов внутренних дел, но и от родителей. О том, как милиционеры борются с этой проблемой, как уберечь своего ребенка от посягательства на его половую неприкосновенность и что делать, если самое страшное все же случилось, корреспонденту БЕЛТА рассказал заместитель начальника главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Виталий Капилевич.

— Виталий Витальевич, какие мероприятия по противодействию преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних проводят сотрудники органов внутренних дел?

— Со второго мая по десятое июня действует распоряжение министра внутренних дел о комплексе дополнительных мер по противодействию преступлениям против половой неприкосновенности или половой свободы несовершеннолетних. Эта тема даже в международном формате — с очень высокой степенью латентности. И говорить сегодня о профилактике подобных преступлений мы не можем. Вся наша информационная работа направлена на выявление и пресечение этих фактов. А само понятие профилактики направлено, скорее, на сокращение преступлений. Если речь идет о борьбе с педофилией, то мы проводим целенаправленную работу по предотвращению, упреждению и недопущению рецидивов преступлений против половой неприкосновенности.

— Что об этой проблеме говорит статистика?

— За четыре месяца 2022 года по всей Беларуси было выявлено 390 таких преступлений. С этой проблемой наше подразделение по противодействию торговле людьми борется в усиленном режиме с 2012 года. Десять лет назад мы выявляли в среднем 36 таких преступлений в год. На сегодняшний день эта цифра увеличилась в разы.

— На ваш взгляд, с чем это может быть связано?

— Здесь можно выделить несколько факторов, формирующих текущую статистику. Естественно, нужно отметить высокий организационный уровень нашей работы и постоянное совершенствование подходов к борьбе с этой проблемой. Немаловажную роль играет изменение законодательства. И, конечно, развитие высоких технологий, которое неминуемо влечет за собой доступность различных порнографических материалов. Включая и детскую порнографию, которую находят в даркнете с использованием анонимайзеров и других уловок. Тем не менее для всего силового блока это является одним из приоритетных направлений на международном уровне.

— Общественно-политическая обстановка, которая складывается в мире сегодня, как-то повлияла на сотрудничество с коллегами из западных стран?

— Над раскрытием таких преступлений мы работаем совместно с нашими зарубежными коллегами. И, несмотря ни на что, поддерживаем связь с правоохранителями из Америки, Евросоюза и многих стран мира. В этом вопросе нет никаких границ.

— На какие особенности преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних следует обратить особое внимание?

— В 120 из 390 установленных случаев преступник и его жертва ранее не были знакомы. В 195 случаях педофил был тем или иным образом связан с ребенком. В 21 случае преступление было совершено родителем в отношении собственного ребенка, в 22 случаях — отчимом либо в приемных семьях. То есть мы видим, что основную массу преступлений совершают малознакомые люди.

— Это пугающие цифры. Все эти преступления были совершены разными людьми или есть случаи совращения нескольких детей одним и тем же преступником?

— По 390 преступлениям проходят 214 подозреваемых. В результате их преступных деяний пострадали 358 детей. На одного педофила практически приходится по две жертвы. Из них всего девять человек имели судимость за аналогичные преступления. То есть процент рецидива составляет всего 4,2% при общеуголовном — в 43,5%. Процент судимости педофилов за иные преступления тоже невелик — это 19,2%.

— Наверняка этому есть какое-то объяснение?

— Когда люди с такими отклонениями попадают в места лишения свободы, то имеют соответствующий статус и соответствующее отношение. После освобождения «опека» со стороны сотрудников органов внутренних дел таких людей особая. То есть он стократ подумает, совершать ему подобные преступления или нет. Это наша принципиальная позиция.

— Совершенно очевидно, что сотрудники органов внутренних дел усиленно борются с этой проблемой. Возможно, вам удалось составить некий социальный портрет педофила?

— За десять лет мы не смогли нарисовать социального портрета. Ни мы, ни министерство здравоохранения, ни эксперты-психологи не смогли этого сделать. Образ совершенно разнообразный. Единственная общая черта, которую мы смогли выделить, — около 70% таких преступников имеют среднее или среднее специальное образование. Но этого недостаточно, чтобы нарисовать какой-то социальный портрет.

— Тем не менее должны быть и другие критерии. Например, род деятельности, возраст или семейное положение.

— Разумеется. 19 педофилов учились в средних или средних специальных учебных заведениях. Это молодые люди в возрасте 18-19 лет. Еще семеро работали в системе образования, а трое — в системе здравоохранения. 64 преступника являлись безработными, а 121 человек имел иные специальности. В 51 случае преступления совершались женатыми мужчинами. 163, соответственно, были холосты либо разведены. Высшее образование имели 20 преступников. Базовое — 10, а среднее специальное — 90. 202 преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних были совершены по месту жительства преступника. 88 были совершены в интернете. Здесь идет речь о груминге.

— Не могли бы вы разъяснить значение таких новых и знакомых далеко не всем гражданам терминов, как груминг и секстинг?

— Это практически аналогичные понятия. Речь идет о тех ситуациях, когда потенциальные педофилы регистрируют в социальных сетях аккаунты под видом подростков. Далее они знакомятся с несовершеннолетними и вступают с ними в диалог. В ходе общения они устанавливают доверительные отношения. На самом деле они достаточно хорошие психологи и знают, как общаться с несовершеннолетними. Преступники длительное время обрабатывают жертву и выманивают у нее интимные фотографии. Когда ребенок высылает преступнику фото, может начаться шантаж. Злоумышленник требует видео порнографического содержания и делает несовершеннолетнего зависимым от себя. Это тоже квалифицируется как педофилия. То есть развратные действия в отношении несовершеннолетнего.

— Как часто дело доходит до прямого физического контакта с жертвой?

— К счастью, во всех случаях, когда были зафиксированы преступления в интернете, дело не дошло до личного контакта. Тем не менее моральный вред, причиненный ребенку, сопоставим с психологической травмой от физического контакта. Возможно, даже хуже. Бывали случаи, когда детей доводили до самоубийства. В ходе установления причин сотрудники выходили на эту тему. Бывали случаи, когда один грумер мог за определенный период совратить до 40 жертв. Причем как в Беларуси, так и за ее пределами.

— Где, кроме социальных сетей, преступник может познакомиться с жертвой?

— Подобные преступления могут совершаться и в онлайн-играх. Например, в общем чате. Преступник начинает с жертвой личную переписку, обменивается какими-то бонусами. С ребенком устанавливаются, опять же, доверительные отношения, после чего педофил может потребовать фото интимного характера в обмен на виртуальную валюту. Получая какие-то виртуальные блага, ребенок впадает в зависимость от преступника. Если ребенок своевременно не сообщит об этом родителям, исход может быть самым трагическим. Случалось и так, что педофил доводил ребенка до попытки самоубийства. И только в ходе выяснения обстоятельств открывалась причина, побудившая ребенка покончить с собой.

— Какая информационная работа ведется в этом направлении?

— Важно говорить об этой проблеме, разъяснять ее родителям и несовершеннолетним. Многие дети не всегда понимают, что в отношении них совершается преступление. Свою действенность подтвердили мероприятия, в которых мы задействовали максимум профилактических методов. Они проводились совместно с министерствами образования и здравоохранения. Это комплексный подход по информированию населения, работа в учреждениях образования. В Витебске при участии рабочей группы прошло заседание, посвященное идентификации несовершеннолетних, которые подверглись сексуальному насилию или эксплуатации. В Бресте провели конкурс на лучший ролик по теме, созданный детьми. Накануне летних каникул информация распространяется по родительским чатам. Об этой проблеме нужно говорить с каждым и дойти до каждой семьи. Это наша задача. После проведения таких мероприятий дети идут и рассказывают о том, что в отношении них совершили преступление. Педагоги акцентируют внимание на поведении детей, начинают беседовать с ними и выясняют, что те подверглись сексуальному насилию. В 2017 году нами совместно с министерствами здравоохранения и образования была разработана методичка, которая помогает выявить факт надругательства над ребенком. И она показала свою эффективность.

— Может быть, вы сможете привести какой-то конкретный пример?

— Был такой случай с сестрами-школьницами. После одного из наших мероприятий педагог обратила внимание на перемены в поведении одной из них. Специалист начал беседу по нашей методичке. Что бы вы думали? Оказалось, что сосед приглашал к себе в гости сестер, чтобы поиграть с ними. И во время одного из таких посещений он раздел девочку и надругался над ней. Она никому ничего не сказала. Даже не поняла, что с ней сделали. Но она испугалась, и это был шок. Когда она открылась, то у нее словно появилось второе дыхание. А этот подлец, конечно же, сейчас сидит в тюрьме.

— Помимо информационной работы с населением, какие методы противостояния преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних вы можете выделить?

— Сейчас активно идет обсуждение ужесточения законодательства в отношении детской порнографии. Именно ее просмотр может подтолкнуть потенциального педофила к совершению преступления. Мы прорабатываем этот вопрос совместно с депутатами, чтобы выдвинуть инициативу о криминализации хранения детской порнографии. Что нам это даст? В ходе допроса педофилов мы смогли выяснить, что детская порнография стимулирует многих из них к совершению реальных преступлений. Если мы ужесточим законодательство, то сможем привлекать потенциальных педофилов к ответственности и заниматься с ними профилактической работой. Это позволит сократить и предотвратить переход от просмотра к физическому контакту с жертвой.

— Безусловно, отслеживание лиц, которые занимаются хранением детской порнографии, требует развития соответствующих технологий.

— Министерство внутренних дел готово к этому. У нас есть необходимые ресурсы. Кроме того, мы взаимодействуем на международном уровне с нашими иностранными коллегами для предоставления необходимых сведений. Вне зависимости от того, пользуется ли преступник какими-то средствами анонимности. Сегодня у нас порядка 1250 пользователей, которые в больших объемах скачивают именно этот контент. И это та база, с которой нам предстоит работать, когда вопрос будет урегулирован на законодательном уровне.

— Какую меру наказания предполагает новая статья?

— Эта статья, можно сказать, является превентивной. Мы предлагаем наказывать таких лиц общественными работами, штрафом либо одним годом ареста. Это не такое жесткое наказание, но, как я уже сказал, оно является профилактическим. В тюрьму за это не посадят, но коллекционер детской порнографии будет взят под полный контроль. С ним будет проводиться комплексная профилактическая работа. Если нужно, медики займутся лечением.

— Планируется ли ужесточение законодательства в отношении реальных педофилов?

Сейчас наказание по данной статье предполагает до 15 лет лишения свободы. Кто-то считает, что этого недостаточно. Можно наказать преступника так, что в будущем он в принципе не сможет совершить подобное преступление. Совещание по этому вопросу уже было проведено, инициатива поддержана, и сейчас медики рассматривают вопрос химической кастрации. Россия к этому уже пришла, и мы также в ближайшее время сможем это реализовать. Я думаю, в течение полугода.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.