Украинский кризис всё сильнее раскалывает ЕС

Европейские страны всё сильнее расходятся во мнениях об урегулировании украинского конфликта, констатирует Le Monde. Если страны Балтии вместе с Польшей и Великобританией хотят продолжения военных действий до полного поражения России, то западноевропейские государства настаивают на завершении военной операции путём переговоров двух сторон, пока ситуация не стала ещё более рискованной. Это расхождение во взглядах мешает ЕС действовать и делает его практически беспомощным, отмечает издание.

Вопрос о целях союзников Киева в военной операции на Украине уже вызвал напряжённость в отношениях с Соединёнными Штатами, и в данный момент раскалывает Европу пополам, пишет Le Monde. Это раскол только усилился после недавней ремарки Эммануэля Макрона о стремлении «не унижать Россию» в свете все ещё маловероятных переговоров. С одной стороны, страны Балтии, Польша, а также Великобритания выступают за продолжение военных действий с перспективой — пусть и отдалённой — поражения России. С другой стороны, Франция, Германия и Италия, придерживающиеся более умеренной линии, стремятся одновременно помочь Украине и договориться с Москвой о прекращении огня.

Премьер-министр Эстонии Кайя Каллас стала одной из ярких фигур в «воинственном» лагере. Для неё, как и для её коллег из стран Балтии или Польши, цель поддержки Украины должна быть в том, чтобы разгромить Россию и позволить Киеву вернуть утраченные за последние восемь лет территории, включая Крым, даже если это на сегодняшний день кажется практически невозможным. По мнению Каллас, чья семья пережила советские репрессии, не может быть и речи о том, чтобы вести диалог с Владимиром Путиным. 

По словам премьер-министра Эстонии, вступившей в должность в январе 2021 года, призывы к прекращению боевых действий «преждевременны», поскольку приоритет — «сломать военную машину Кремля». Как и соседние с Эстонией государства, входящие в НАТО, Таллин чувствует, что его позиция подкреплена подходом США, которые стали лидером в поставках вооружения на Украину.

После трех месяцев боевых действий балтийские столицы уже не стесняются обозначать свои разногласия с Западной Европой, пишет газета. Эммануэль Макрон, Олаф Шольц и Марио Драги придерживаются диаметрально противоположного подхода. По их мнению, необходимо поддерживать открытый канал связи с президентом России, чтобы побудить его к переговорам о прекращении огня и мирному соглашению в надежде на долгосрочную стабилизацию ситуации на Украине и восстановление архитектуры европейской безопасности, разрушенного войной.

Для этих трех лидеров вопрос не стоит о полном поражении Украины, но и полное поражение России без прямого вмешательства Запада маловероятно, несмотря на поставки оружия украинцам. Вот почему, по мнению Парижа, Берлина и Рима, следует продолжать разговаривать с Владимиром Путиным, чтобы война не затянулась и не появился риск полного уничтожения Украины.

«Существует очевидная разница в восприятии рисков», — рассуждает бывший министр иностранных дел Испании и декан Школы международного бизнеса в Париже Аранча Гонсалес. С её точки зрения, «близость к России, присутствие русскоязычных меньшинств и историческая принадлежность к советскому блоку объясняют воинственный тон столиц Балтии и Восточной Европы по отношению к Москве».

В тоже время французский чиновник предупреждает о существовании в Западной Европе «когнитивной ловушки», суть которой в том, что российский режим в его нынешнем виде воспринимается как «незыблемая данность международного порядка, игрок, чьи интересы должны соблюдаться из принципа». По его словам, «чем больше будут расти экономические и политические издержки этой войны, тем больше будут укрепляться позиции сторонников этого подхода».

В отличие от Соединённых Штатов, западноевропейские страны также знают, что они обречены на сосуществование с русскими, по крайней мере, по географическим причинам, отмечает газета. 

«Европейцы не должны забывать, что им придётся жить с Россией. Поэтому они должны очень энергично реагировать на агрессию, но также должны подумать о сосуществовании с этим соседом, которое  в ближайшие тридцать-сорок лет будет неудобным», — считает Аранча Гонсалес, добавляя, что это соображение не делает европейцев менее решительными.

«Для нас Россия уже потерпела стратегическое поражение. Европейцы и американцы не разделены, трансатлантические отношения укрепляются, Европа в целом едина в своей поддержке украинцев», — говорит другой представитель западноевропейской страны. По его мнению, стратегические цели российского вмешательства в ситуацию на Украине уже недосягаемы. «Зачем упорствовать и рисковать ещё более опасной ситуацией? Надо закончить эти военные действия, а не продолжать оказывать давление на Россию», — делает вывод он.

Хотя с самого начала военной операции страны ЕС продемонстрировали единство, как в вопросе введения санкций против России, так и в вопросе поставок оружия Украине, однако опасность увязнуть в конфликте между двумя врагами, которые не могут ни окончательно одержать верх, ни проиграть, сегодня способствует активизации дискуссий. 

«Мы являемся свидетелями пробуждения европейских неоконсерваторов, которые вместе со своими американскими коллегами выступают в качестве ястребов, подход которых состоит в   том, чтобы держать Европу под защитой США, в то время, как она стремится наладить сотрудничество в области обороны, чтобы меньше зависеть от США и возвращения Дональда Трампа», — рассказывает дипломат из одной южноевропейской страны.

Ещё один представитель Запада предупреждает, что разногласия между членами ЕС мешают Европейскому союзу действовать как настоящий союз. Эту констатацию относительной беспомощности разделяют и украинские власти, пишет издание. 

«Неопределённость Шольца и Макрона  — это не очень хорошо, поскольку она подпитывает аппетит русских», — отмечает один украинский чиновник. «Соединённые Штаты взяли на себя лидерство в области вооружений, чтобы подкрепить наши военные усилия, но нам нужно европейское лидерство, чтобы положить конец конфликту», — добавляет он.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.