РЕПОРТАЖ: «Все лучшее — детям Донбасса», писали украинские нацисты на смертоносных снарядах. Репортаж из школы Донецка после обстрела

Под прицелом украинской армии — центральные районы Донецка. Официальные представители ДНР и местные жители отмечают, что таких интенсивных обстрелов не было уже несколько лет. При этом снаряды летят на рынки, в больницы и роддома. Один из них прилетел в среднюю школу №22 Донецка. Корреспондент БЕЛТА своими глазами увидел, во что после этого превратилось здание.

Мысленно возвращаюсь к последним весенним дням. В белорусских школах и гимназиях звучат последние звонки. Нарядные мальчики и девочки дарят цветы своим учителям. Ребята помладше откладывают в сторону учебники и тетради. Их старшие товарищи, напротив, усиленно готовятся к вступительным испытаниям. Жизнь, такая привычная, спокойная и размеренная, идет своим чередом. А разве может быть по-другому? Нет, это просто немыслимо.

30 мая в одну из школ Донецка прилетает снаряд. Дети привыкли к дистанционному обучению и общаются с педагогами по видеосвязи. Раздается жуткий грохот, и связь прерывается. Директор школы Ольга Рачинская помнит тот страшный день в мельчайших деталях. Ей показалось, что кружится голова, и женщину бросило на косяк двери. Прозвучал еще один взрыв. Ольга пришла в себя и поняла, что случилось. Открыла глаза. Все точно в тумане. Звуки слились в единую жуткую какофонию. Крики и стоны были едва различимы. Навстречу Ольге шли молодые учителя. Окровавленные и израненные, они опирались на стены и передвигали ноги с огромным трудом.

Увиденное заставило Ольгу собраться с силами, она пошла навстречу коллегам и стала их успокаивать. Вызвала скорую, стала открывать кабинеты и проверять, все ли живы. Не удалось досчитаться двух человек. Подтвердились самые худшие опасения: без погибших не обошлось. В тот роковой день двое работников школы не вернулись домой к своим близким… Утром ты проводил любимого человека на работу, а вечером узнал, что его нет в живых. Счет таким личным трагедиям в Донецке идет на тысячи.

Шухевич и Бандера — не наши герои, говорит Ольга. После этих слов на глаза наворачиваются слезы, а тело пронзает холодом. Кто знает истинную цену образования лучше директора школы? Восемь лет назад независимые республики Донбасса не согласились с украинской политикой реабилитации нацистских преступников, изменников и предателей Родины. Не согласились с пещерной русофобией. Не согласились с отменой русского языка, истории и культуры. И стали учить детей тем идеалам, которые были привиты им с детства. Их объявили сепаратистами, оскорбляли и ненавидели. Но этого оказалось мало. И в ход пошла тактика «выжженной земли» — физическое уничтожение.

«Все лучшее — детям Донбасса», писали украинские нацисты на смертоносных снарядах и прямой наводкой посылали их в детские сады, школы, больницы и роддома. После прилета одного из таких «подарков» школа оказалась в плачевном состоянии. Второй этаж напрочь снесло взрывом. Завалы стали прибирать, но вход все еще завален обломками стен. Взрывом все было переплавлено в сплошное месиво: куски парт, разорванные в клочья картины, осколки стекла и штукатурки. Картина жуткая.

Заходим внутрь. В гардеробе все еще висят детские рюкзачки и пакеты со сменной обувью, на парте сложены зонты, пылится баскетбольный мяч, с которым, должно быть, уже целую вечность никто не играл. В столовой стулья словно приросли к столам, но на стене все еще висит плакат о необходимости мыть руки перед едой. Когда-то здесь обязательно будет обедать детвора из Донецка, но сейчас в столовой нет необходимости. Как, впрочем, и в большинстве помещений школы.

Поблизости нет военных объектов. Лишь магазины, жилые дома, школа. Именно поэтому сюда и бьют. Бьют по школам, больницам, роддомам. Бьют «Градами», «Смерчами», «Ураганами», «Точками-У». Особенно интенсивными обстрелы стали после поставок западного оружия для украинской армии. Один из военных рассказывает, что обстрелов такой интенсивности он не помнит с самого начала конфликта на Донбассе. Ольга слезно говорит о том, что странам Запада на Донбассе нечего делать. Что свое оружие они могут оставить себе.

Жаль, эти слова не будут услышаны. Американцы ежемесячно планируют выделять Украине полтора миллиарда долларов. Большая часть этой суммы будет оседать в карманах украинских политиков, на сдачу будут закупать вооружение и продолжать расстреливать жилые районы Донецкой народной республики. Учителя вместо просвещения будут разбирать завалы. Дети — вместо живого общения со сверстниками продолжат учиться за мониторами. Пока территорию Донецкой народной республики не освободят от нацистской заразы, жизнь здесь будет именно такой.

Андрей ВОРОПАЙ,

Фото автора

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.