«Склады опустели»: посол Германии в Польше объяснил, почему Берлин даёт Украине мало оружия

Политическое и экономическое сотрудничество с Москвой во имя сохранения мира было основным направлением мышления немцев на протяжении многих десятилетий, однако этот подход оказался ошибочным. Сейчас наступил поворот на 180 градусов, заявил немецкий посол в Варшаве Арндт Фрейтаг фон Лорингховен. В беседе с Rzeczpospolitа он объясняет, почему военная поддержка киевского режима тем не менее до сих пор носит ограниченный характер.

«Здесь необходимо разграничить юридический аспект, репарации — где, с точки зрения Германии, дело закрыто, и моральный аспект», — заявил посол Германии в Польше Арндт Фрейтаг фон Лорингховен, отвечая на вопрос Rzeczpospolitа о сведении счетов Берлина с историей.

В интервью посол рассказывает, что ещё до приезда в Польшу он глубоко вник в историю немецко-польских отношений, осознав масштаб немецкой вины. Одновременно он рассказал, что был крайне удивлён общей осведомлённостью в вопросах истории в Польше. До этого Арндт Фрейтаг фон Лорингховен был дипломатом в трёх соседних странах — Франции, Бельгии и Чехии — но нигде не встречал такой исторической осведомлённости среди граждан.

По его словам, в Германии имеет место сформированное осознание преступлений, совершённых Третьим рейхом, особенно в плане холокоста и Освенцима, чего нельзя сказать про преступления, совершённые немцами против поляков.   Немецкий дипломат уверен, что сегодняшняя ситуация безусловно требует от Германии особого подхода, ведь она уже однажды вторглась в Польшу, Украину, Россию и Белоруссию. На ней лежит особая ответственность в отношении «кровавых земель». 

«Германия уже давно должна обратить свой взор на страны, расположенные между Германией и Россией. Это постепенный процесс, но он существенно изменит наше представление о мире», — подчёркивает он.  

Арндт Фрейтаг фон Лорингховен также признаёт, что, несмотря на то что он представлял вторую по важности после США страну для Польши, он не предпринял попыток встретиться с Ярославом Качиньским, потому что понимал, что шансов на успех нет. Одновременно дипломат признаёт, что и так сложные отношения с правящей партией ПиС ухудшились с началом конфликта, а могут ещё больше обостриться на фоне предвыборной кампании в Польше. 

«В среде ПиС уже давно существует очень чёткая тенденция публично нападать на Германию, чтобы завоевать расположение правого электората за счёт польско-германских отношений. Я задаюсь вопросом, каковы намерения нынешних властей в Варшаве? Они хотят, чтобы Германия была сильным союзником Польши, или мы нужны им в качестве козлов отпущения, чтобы разыгрывать свои внутренние проблемы? Это вызывает особую тревогу в наши дни, когда Россия пытается использовать в своих интересах все разногласия, возникающие на Западе. Следовательно, я не в состоянии понять логику таких действий», — констатирует немец,  

Он также считает контрпродуктивными публичные ассиметричные обвинения и нападки Польши в адрес Германии, в том числе по поводу ужесточения санкций в отношении России. По его мнению, такие вопросы следует обсуждать при закрытых дверях. В интервью он признаёт, что ПиС больше не говорит о польско-немецком примирении, а, напротив, на первый план выдвигает только вопросы вины и репарации. Он предлагает разрешать разногласия по существу, а не подстрекать настроения друг у друга. Дипломат также не скрывает, что озабочен состоянием правового государства в Польше. 

«Но это не двусторонний вопрос, а проблема между Польшей и европейскими институтами. Германия не может играть здесь роль судьи», — добавляет он.  

Однако несмотря ни на что в беседе он называет Польшу другом, а Россию — угрозой, с которой всё же необходимо поддерживать контакты. Он согласен с тем, что политика зависимости Германии от российских энергоносителей была ошибкой. Все понимали, что Владимир Путин использует энергию в качестве политического оружия, но раз это было не против Берлина, никто не рассматривал эту практику как угрозу.  

«Президент Штайнмайер признал это. Власти Германии не смогли должным образом оценить намерения Путина. Нам надо было больше прислушиваться к соседям из Центральной и Восточной Европы. Хотя я бы не сказал, что наша политика была изначально ошибочной…», — поясняет посол. 

«Я лично признал, что был переломный момент после аннексии Крыма* в 2014 году. Но сегодня я думаю, что было слишком поздно. Поворотным моментом должно было стать вторжение в Грузию в 2008 году», — добавляет он. Арндт Фрейтаг фон Лорингховен уверен, что все в Германии должны критически взглянуть в прошлое и подумать, когда и где допустили ошибку. ««Северный поток — 2» и отношение к Путину были большими ошибками. Но не только у Германии есть повод для самоанализа», — отмечает дипломат. По его наблюдениям, приветствуя в декабре в Варшаве  «друзей Путина» — Орбана, Сальвини и Марин Ле Пен, которая записала Украину в российскую сферу влияния, Польша опосредованно оказала поддержку интересам российского лидера. Более того, подрыв правового государства в Польше тоже негативно сказывается на единстве Запада. «Здесь не существует чёрно-белой ситуации: вы были правы во всём, а ошибки совершили только мы», — отмечает он.  

В интервью Rzeczpospolitа посол заявляет, что газопровод «Северный поток — 2» «мёртв», потому что, даже если Россия превратится в демократию, Германия в течение двух лет сведёт импорт энергии из России к нулю, в случае с нефтью это произойдёт ещё быстрее, уже в этом году. «Заявление Штайнмайера было чрезвычайно смелым. Сколько глав государств признали свою ошибку? Штайнмайер проводил эту политику не один. Политическое и экономическое сотрудничество с Москвой во имя сохранения мира было основным направлением мышления немцев ещё со времён моего детства. Только сегодня мы являемся свидетелями смены этой политики на 180 градусов», — подчёркивает он.  

В беседе он объясняет ограниченные немецкие поставки Украине двумя причинами — экономической и политической. Во-первых, за годы жёсткой экономии склады бундесвера опустели. Во-вторых, ещё недавно СДПГ и зелёные исключали возможность экспорта оружия в зону боевых действий. Он понимает, что для Польши военная поддержка Украины — это что-то естественное, но изменение мышления немцев в этом вопросе безусловно требует времени.  Дипломат не исключает, что однажды солдаты бундесвера будут базироваться в Польше, однако он полагает, что пока что поляки сделают ставку на двустороннее сотрудничество с США. 

«Более того, напрашивается вопрос, вооружается ли Германия против России или Польши?» — рассуждает он.  

* Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года (прим. ИноТВ).

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.