А  на  могильной  плите я  прочитал фамилию другa…

Taк случилось, что наша встреча с инвалидом войны II группы Николаем Александровичем Макаренко состоялась в больнице, где он проходит лечение. Беседовали мы больше о войне, обсуждали материал, который Николай Александрович готовил к публикации в районке.

Как известно, годы здоровья не прибавляют. Потому ветерану систематически приходится обращаться за помощью к врачам и проходить курс лечении. Старые раны все чаще напоминают о себе, заставляют мысленно вернуться в прошлое. И тогда волной подступают воспоминания. События военных лет, очевидцами которых был ветеран, не дают ему уснуть, и в лучах зари растворяется уже которая бессонная ночь. Как правило, так происходит накануне памятных дат. Вот и очередная дата — День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны.

… С самого утра Николай Александрович позвонил в редакцию и сообщил, что материал готов. В больничной палате он написал об еврейской семье, которую разрушила беспощадная война. Думаем, что наших читателей статья не оставит равнодушными.

«В деревне Прудок жила еврейская семья Левиных. Семья большая — восемь душ. Жили дружно, вели хозяйство работали в колхозе. Старший сын, Карп, был председателем колхоза «Звезда» в д. Славня, жил на квартире. Лэя была опытным овощеводом, выращивала высокие урожаи различных овощных культур в колхозе им. Буденного. Да и свой огород Лэя содержала в идеальном порядке, соседи часто приходили к ней «на экскурсию»: просили совета, как сажать и ухаживать за той или иной культурой, чтобы порадовал урожай. Часто Лэя делилась с соседями семенами. Младшие дети все время были заняты: то уроки делали, то по хозяйству помогали родителям. С Малкой я учился в Ректянской семилетке. В войну она сменила имя и стала Марией. А с Мэйшем в 1937 году мы оканчивали Прудокскую семилетку. Школа была новая, добротная, но во время войны ее растащили солдаты на укрепление блиндажей, местные жители. Борох, Зэлик и Роза учились в начальной школе в Прудке. Когда началась война, Карп, Борох (Борис), Мэйша, Зэлик были призваны в Красную Армию. Их родители Ахроим и Крейда, сестры Лэя и 10-12-летняя красавица Роза остались в оккупации. Крейда, несмотря на инвалидность (потеряла ногу), была отличной вязальщицей и вышивальщицей. От ее работы нельзя было отвести глаз — замысловатых узоров и красивых расцветок шапочки, перчатки, свитера, джемперы она вязала и на заказ.

Карп попал в трудовую армию, был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 -1945 гг.». Борох после окончания военного училища стал офицером, Мэйша и Зэлик были солдатами. Оба погибли в боях. Мария (Малка) стала медсестрой и всю войну работала в госпитале, награждена правительственными наградами. После войны осела в Киргизии, вышла замуж, сменила фамилию и стала Крековой.

Борис служил в войсках КГБ. После войны продолжал службу в лагерях заключенных в Коми АССР.

Евреев каратели не щадили и повергали массовому расстрелу. Не избежали смерти и оставшиеся в оккупации Ахроим, Крейда, Лэя и Роза. Вместе с остальными их расстреляли возле нынешней райсельхозтехники, что по ул.Рокоссовского, летом 1943 года. На том месте установлен мемориальный знак как дань памяти жертвам войны.

Из большой семьи Левиных в живых остались только Борох и Малка. После войны они приезжали на родину в Прудок, побывали на мемориале.

Как-то мне довелось отправиться в поездку по местам боевых действий в Дубровенский район Витебской области. Когда мы посещали один из мемориалов на бывшем деревенском кладбище «Молодёнки», на одной из плит я прочитал фамилию своего друга «Левин М.А.» Сердце ёкнуло. Возвратившись из поездки, я тут же написал письмо Карпу в гор. Копейск, что на Урале, где он жил. Спустя время получил от него ответ, где Карп подтвердил, что его брат Мэйша действительно погиб в боях за освобождение Белоруссии и похоронен в «Молодёнках».

Это только ОДИН эпизод с войны, который я описал. А сколько их было!.. Трагедия еврейской семьи Левиных отражает горе и утраты почти каждой семьи — и еврейской, и белорусской.  Хочется одного, чтобы мир никогда больше не знал военного лихолетья и разрухи, смерти и разорения».

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.