Что изменится, когда начнет работать закон о правах людей с инвалидностью?

Эксперты считают, что подписанный Закон «О правах инвалидов и их социальной интеграции» стал инновационным, направленным на конкретное улучшение качества жизни людей с ограниченными возможностями и профилактику инвалидности.

Попробовали разобраться, в чем заключается ценность этого документа, в частности, для членов Белорусского товарищества инвалидов по зрению.

Создание квот, открытие центров

Новым законом об инвалидах предусмотрено создание на республиканском и местных уровнях центров, а также подразделений для оказания услуг по реабилитации, абилитации инвалидов. Предполагается, что они войдут в структуру организаций здравоохранения, учреждений соцобслуживания и образования.

«Проект закона прорабатывался очень скрупулезно. Cовместно с органами государственного управления мы также принимали активное участие в этом процессе, вносили свои предложения и поправки, — говорит председатель правления Минской областной организации ОО «БелТИЗ» («Белорусское товарищество инвалидов по зрению») Светлана Сенько. — Главная задача состоит в том, чтобы все процессы реабилитации, абилитации были конкретно направлены на социализацию и полную инклюзию человека, у которого есть свои проблемы, нужды и особенности. А для этого прежде всего стоит подумать о том, чтобы в нашей стране появились реабилитационные центры для людей с инвалидностью по зрению. Как на республиканском уровне, так и в регионах. В Беларуси на сегодняшний день реабилитацией занимается только Витебск и небольшое отделение реабилитации в Минской области. Все остальные социальные услуги по данному направлению ведутся через государственные соцзаказы, но это такая очень точечная история. А хотелось бы, чтобы это все было на постоянной основе, чтобы человек, потерявший зрение, мог приехать и получить полный комплекс социальных услуг и поддержки, чтобы его научили пользоваться тростью, современными гаджетами, которые очень повышают качество жизни для незрячих. Да и психологическая помощь в плане приспособления человека к условиям профессиональной, социальной среды тоже важна».

В БелТИЗе рассказали об интересном опыте работы Волоколамской школы, старейшего в России реабилитационно-образовательного учреждения, осуществляющего социальную реабилитацию и профессиональное обучение взрослых инвалидов по зрению и слепоглухих. Пациент приезжает в центр реабилитации на три месяца и учится там всему — чистить картошку, готовить еду, ухаживать за собой, ориентироваться в пространстве, пользоваться компьютером. Когда у тебя серьезные нарушения зрения, овладеть такими навыками оказывается непросто. В рамках профессиональной подготовки в Волоколамской школе можно освоить цветоводство, овощеводство, лозоплетение, игру на баяне, резьбу по дереву, макраме, переплетное дело, вязание на спицах, ремонт обуви и многое другое.

Труд всему голова

Затронул закон и вопросы, касающиеся содействия трудоустройству инвалидов.

«Полноценное участие людей с инвалидностью в производстве экономических благ отвечает интересам не только их собственным, но и общества в целом, обеспечивая ему дополнительные трудовые ресурсы, повышая общий уровень благосостояния и снижая иждивенческую нагрузку на работающих граждан. И очень важно, что закон отразил и эту стратегически важную задачу — активизацию трудового потенциала инвалидов», — отмечает Светлана Сенько.

Обновленный документ предусматривает установление квот нанимателям для приема на работу инвалидов. Минимальное количество таких рабочих мест будут определять местные исполкомы или госпрограммы. Порядок установления квот в законе об инвалидах не прописан. Его планируют закрепить отдельными нормативными актами. А пока трудоустройство инвалидов происходит в том числе путем бронирования рабочих мест. Решение об установлении нанимателям такой брони сейчас принимают также местные исполкомы.

Смартфоны и компьютеры в помощь незрячим

Евгению Зеленкевичу 28 лет. У него I группа инвалидности. Полное отсутствие зрения с детства не помешало ему успешно окончить Российский государственный социальный университет (РГСУ) по специальности «социальная работа». Более того, сейчас Евгений получает в Минском государственном колледже электроники второе образование — учится на техника-программиста. Одновременно работает на полставки в БелТИЗе, где по госзаказу обучает незрячих пользоваться различного рода гаджетами.

«Для незрячего человека нет ограничений как в пользовании смартфоном, так и компьютером. Устанавливается специальная программа, которая озвучивает все, что происходит на экране устройства, и ты спокойно осваиваешь интернет, программы, а также разнообразный мир высоких информационных технологий, — объясняет Евгений. — Единственная, пожалуй, труднодоступная сфера — в области создания графического интерфейса. Теперь могу смело сказать, что полностью овладел компьютером. Свободно печатаю. На клавиатуре всего 118 клавиш, и выучить их не очень сложно. На сегодняшний день компьютерная грамотность является частью культуры, жизни, помощницей в работе и учебе. Уверен, что с помощью передовых вспомогательных технологий, появившихся за последние десятилетия, люди с инвалидностью могут выполнять многие виды работ не хуже здоровых».

Семью Евгений создавать пока не планирует. Считает, что это не самое простое дело. Нужен стабильный приличный заработок, а одной пенсии по инвалидности и временного приработка точно не хватит.

«Самая большая проблема — это трудоустройство. Найти работу очень непросто. Конечно, определенные надежды мы возлагаем на новый закон. Однако пока не совсем ясны некоторые вопросы. Например, как будет проходить процесс квотирования. Прописано, что предприятия должны трудоустраивать людей с инвалидностью, но не понятно, насколько большие штрафы грозят, если они этого не сделают. Если они будут меньше зарплат, то предприятию проще будет выплатить штраф, чем заниматься трудоустройством таких, как мы. Кроме того, людей с третьей группой возьмут, наверное, более охотно, чем с первой, как у меня… Знаю, что квоты перенесены на 2025 год, а я заканчиваю учебу в 2023-м. То есть надо думать, как «закрыть» эти два года».

Самая востребованная для Евгения льгота — бесплатный проезд в транспорте. Молодой человек часто ездит в город, а потому пользуется этим правом постоянно. Имеет скидку 90% со стоимости лекарственных средств по рецептам врачей, но признается, что пока этой льготой не пользуется, потому что здоровье не подводит.

Комментировать частичную выплату за тифлотехнические средства, позволяющие компенсировать утраченные зрительные функции, ему пока сложно. Ведь Евгений не знает, будут ли дополнительные разъяснения, где именно их можно приобретать. К примеру, если человек купил удобную недорогую трость на одном из интернет-сайтов, примут ли такой чек соответствующие службы?

Евгений очень уверенный и амбициозный человек. Он полагает, что инвалидность — это не приговор, а повод быть сильнее духом.

«Мама с детства внушала мысль о том, что я должен учиться справляться с проблемами сам. Безусловно, если есть такая необходимость, то мне помогут — и мама, и старшая сестра. Но я привык рассчитывать на собственные силы, не падать духом и не опускать руки», — заключил собеседник.

Подобная уверенность в себе, конечно же, вызывает уважение, однако серьезные испытания, выпавшие на долю таких, как Евгений, — это проверка на прочность каждого из нас. Важно, чтобы люди с ограниченными возможностями чувствовали не только сострадание, но и реальную, конкретную поддержку со стороны общества. А потому с новым законом они связывают большие надежды.

Елена НИКОЛАЕВА

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.