Турция могла бы спасти Европу от газового кризиса — но она тоже зависит от России

Турция рассматривается как одна из ключевых альтернатив России в качестве экспортёра природного газа для Европы, пишет Handelsblatt. Турецкие политики и предприниматели годами мечтали превратить страну в «европейский газовый хаб». Однако этому могут воспрепятствовать различные риски, начиная от нехватки финансирования и заканчивая территориальными спорами с Грецией и ролью страны в украинском кризисе. Кроме того, позиции Турции в качестве поставщика газа довольно шатки: она сама в значительной степени зависит от России и Ирана.

Кто спасёт Германию от холодной зимы? После того как стало ясно, что Норвегия способна увеличить добычу газа лишь в долгосрочной перспективе, а Кипр в ближайшее время не сможет начать разработку месторождения на шельфе, правительство Германии нацелилось на краткосрочные альтернативы, пишет Handelsblatt.

Одной из них является страна, которая не добывает собственного природного газа, но импортирует его в больших объёмах из других стран и могла бы поставлять его на Запад, — Турция. Когда речь идёт о будущих поставках газа в Европу, Турция рассматривается как один из ключевых экспортёров. Фонд имени Конрада Аденауэра пришёл к выводу: 

«Расширение Южного газового коридора и использование Турции в качестве стратегического энергетического хаба с выходом на газовые месторождения в Каспийском море и Восточном Средиземноморье могут стать реальной альтернативой».

Но до тех пор, отмечает издание, нужно ответить на несколько сложных вопросов. Один из них звучит так: «Можно ли доверять президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану?» Для Италии и Балканских стран Турция действительно могла бы стать альтернативой. Большая часть инфраструктуры уже существует, есть даже практически неиспользуемый газопровод между Болгарией и Турцией. Однако имеется несколько препятствий — и риск попадания в новую зависимость, чего в Европе не хочет никто.

По официальным данным, в прошлом году Турция импортировала в общей сложности 47 млрд кубометров газа. Из них 26,6 млрд кубометров поступило от российского «Газпрома», что соответствует примерно 45% всего газа, потребляемого в Турции. Еще 16% потребностей удовлетворялось за счёт поставок из Ирана. В совокупности это почти две трети турецкого импорта. При этом в 2020 и 2021 годах около половины газа, поступающего в Турцию из России по трубопроводу «Турецкий поток», шло дальше в Европу.

Именно поэтому турецкие политики и предприниматели годами мечтали превратить страну в «европейский газовый хаб». Правительство уже работает над этим: оно вкладывает миллиардные инвестиции и проводит внешнюю политику, направленную на хорошие отношения с соседними странами.

При этом Турция могла бы транспортировать в Европу природный газ из различных стран Ближнего Востока. Южный газовый коридор, по которому в Италию поступает природный газ из Каспийского региона, уже функционирует.

Техническая подготовка к импорту газа с севера Ирака уже ведётся, а Турция даже завершила строительство своей части газопровода до иракской границы. Однако правительство Ирака до сих пор не разрешает Курдистану, автономному региону в составе страны, заключать собственные контракты с иностранными компаниями.

Через Турцию в страны ЕС мог бы поступать и израильский газ. После десятилетия дипломатических споров Израиль и Турция снова предпринимают шаги по сближению. По оценкам экспертов, условия для экспорта израильского газа со средиземноморских месторождений Левиафан и Тамар в Турцию и оттуда в Европу могут быть созданы в течение двух-трёх лет, например, по действующему Трансанатолийскому газопроводу — при условии расширения его пропускной способности.

«Таким образом, Турция, собирая природный газ из разных регионов и отправляя его на Запад, могла бы стать подходящим транзитёром для Европы. Если бы не различные риски», — отмечает издание.

Во-первых, экспорт газа из одной страны в другую через третью страну — это сложная юридическая процедура. 

«Помимо технических условий, это требует прежде всего многосторонних соглашений и, если потребуется, изменений в законодательстве», — поясняет турецкий эксперт в области энергетики Акиф Актюрк.

Турции также потребуются более крупные газохранилища. На данный момент существуют проблемы с их расширением — может не хватить денег.

Кроме того, важным фактором являются и внешнеполитические конфликты. Например, по территории Турции проходят два практически не используемых газопровода — в Грецию и Болгарию. Последний можно было бы использовать, в частности, для поставок газа в Юго-Восточную Европу. Однако, с одной стороны, трубопроводы проходят через промышленный центр Турции на северо-западе страны и зачастую их мощности используются в первую очередь для газоснабжения Стамбула и близлежащих городов.

С другой стороны, Анкара и Афины в настоящее время снова находятся в состоянии конфликта из-за морских границ и запасов природного газа в Средиземном море. Всё это сопровождается «привычными политическими поддразниваниями». Кроме того, в следующем году в обеих странах пройдут выборы. Поэтому не стоит ожидать от них широкого согласия по газовому вопросу.

И, наконец, некоторые вопросы вызывает позиция Турции по конфликту на Украине, утверждает издание. Страна поставляет Киеву высокоэффективные беспилотники. Однако Анкара не вводила санкции против России. Вместо этого турецкое правительство во главе с Эрдоганом намерено занять посредническую позицию и уже организовало «зерновую сделку» между двумя сторонами.

Эта позиция «может доставить Эрдогану неприятности», если он захочет в будущем снабжать Европу транзитным газом. Это стало заметно уже в конце апреля. Тогда Кремль перекрыл Болгарии«газовый вентиль».

София немедленно начала искать альтернативы и нашла их в соседней Турции. Анкара была готова помочь. Но из-за того, что Турция намерена сохранять нейтралитет по отношению к России, возник «геополитический конфликт»: Россия включила Болгарию в список «недружественных стран» — с тех пор о Турции как об альтернативном поставщике газа в Болгарию ничего не слышно.

Другой случай показывает, насколько шатки позиции Турции в качестве поставщика газа. В мае Россия приостановила поставки по газопроводу «Голубой поток», проложенному по дну Чёрного моря. Через этот газопровод в Турцию поступает 60% российского газа. «Газпром» объяснил приостановку масштабными ремонтными работами и объявил об этом всего за два дня до их начала, отмечает автор статьи.

Однако, как утверждает издание, вероятно, у приостановки были другие причины. И «Газпром» «не промахнулся»: в тот же вечер Турция отказалась поддержать заявку Швеции и Финляндии на вступление в НАТО. 

Есть множество примеров, свидетельствующих об уязвимости Турции. В январе этого года Иран также приостановливал поставки газа в Турцию, причём, как и Россия, без особого предупреждения. Правительства двух стран расходятся во мнениях по некоторым вопросам, таким как война в Сирии, а также по вопросу беженцев. Тогда Тегеран заявил, что экстремально низкие температуры увеличили потребление газа в домохозяйствах. В результате стране пришлось сократить экспорт. До сих пор не ясно, было ли это правдой.

Тогда прекращение поставок газа серьёзно ударило по Турции. Промышленным предприятиям по всей стране пришлось приостановить производство на три дня, что повлекло за собой огромные финансовые потери. 

«Немецкие компании с большой тревогой наблюдают за объявленными отключениями электроэнергии», — отмечал в то время глава Турецко-Германской внешнеторговой палаты Тило Пал.

«Ещё в 2014 году, в год аннексии Крыма* Россией, Кремль внезапно прекратил поставки газа в Турцию. Видимо, также для достижения политических целей. Через месяц газопроводы снова заработали. За это время правительство Турции одобрило строительство газопровода «Турецкий поток», по которому в Европу должен был поступать российский газ», — утверждает Handelsblatt.

* Крым вошёл в состав России после того, как за это проголосовало подавляющее большинство жителей полуострова на референдуме 16 марта 2014 года (прим. ИноТВ).

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.