Привкус «цветных революций»: Сирия — одна из главных точек конфронтации современного мира

Уничтожение страны «ради очень благого дела»

Бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси недавно сообщил, что Штаты действительно вмешиваются в выборы за рубежом — «ради очень благого дела и в интересах демократии». Чуть ранее бывший советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон публично признал, что правительство.

Соединенных Штатов занимается организацией госпереворотов по всему миру. Наконец, представитель МИД Китая в июле 2022 года заявил, что «США трижды за месяц переправляли украденную из Сирии нефть в северный Ирак», в то время как «90 процентов сирийцев живут за чертой бедности, две трети полагаются на гуманитарную помощь, а более половины страдают от нехватки продовольствия».

О нюансах и предпосылках этого рассказывает международный проект «Привкус цветных революций», организованный Аналитическим центром ЕсооМ совместно с издательским домом «Беларусь сегодня». Десятки ведущих политологов, аналитиков и публицистов из более чем 20 стран мира представляют свое видение феномена «цветной революции», прочно вошедшего в мировую политику и разрушившего прежнюю картину мира. Что из себя он представляет, каким ему может быть противоядие и отчего этот феномен, отточенный на десятке различных государств, оказался несостоятельным в Беларуси — поискам ответов на эти и другие актуальные вопросы современности и посвящен «Привкус цветных революций». Сегодня — первый из двух материалов о революции в Сирии.

Война в Сирии началась в 2011-м. И не закончена по сей день…

«Естественная мишень» для США

После американского поражения во Вьетнаме в 1975 году регион, который можно назвать Западной Азией, Ближним Востоком или Восточным Средиземноморьем, стал главным местом встречи мировых противоречий в общем контексте нарастания напряженности между США и Китаем. Эта территория расположена на пересечении Атлантического и Индийского океанов и простирается далее до Китайского моря. Она пролегает между развитыми странами Запада и странами — производителями энергоносителей, между капиталистическими странами, еще могучими и богатыми, но переживающими глубокий кризис, и беднейшими странами, которые пытаются реализовать свое право на развитие. Принцип, который был определен ООН с самого начала процесса деколонизации в 1950 — 1960‑х.

Это сложное положение в значительной степени объясняет, почему местные социально-политические, этнические, религиозные и экономические разнообразия и противоречия имеют тенденцию быть переоцененными. Ими стараются манипулировать, когда субъекты из-за пределов региона хотят там утвердиться.

Подобное произошло здесь в колониальную эпоху. И это снова имеет место сегодня по причине внутренних противоречий глобализированной западной капиталистической системы, а также ее рождающейся конкуренции с контргегемонистскими и развивающимися странами.

Напряженность рано или поздно должна была достичь Сирии, как это уже было в 1948‑м в Палестине, Ливане, а затем в Иордании. Но до 2011 года сирийскому государству, даже если оно и было вовлечено в войны с Израилем, в Ливане или Иордании во время «черного сентября» 1970‑го, удавалось все же избегать значительной части региональных конфликтов на своей территории благодаря активной политике независимости, военного укрепления, а также экономического и социального развития.

Однако это относительно мирное положение как раз и явилось причиной того, что, как только неоконсерваторы пришли к власти на Западе, после распада Советского Союза и, как следствие, имеющего место кризиса арабского национализма и социализма, Сирия стала «естественной мишенью» Соединенных Штатов, которые в тот момент пытались «перестроить» мир. Силы, распространяющие неолиберальные догмы, связанные с однополярной глобальной геополитической стратегией, стали сотрудничать со своими традиционными местными нефтемонархическими «союзниками» и с государствами, изначально связанными с НАТО, Израилем и Турцией.

Война в Сирии унесла сотни тысяч жизней, по данным ООН — до 600 000 человек на 2021 год.

«Конструктивный хаос»

После гонки вооружений с СССР, а затем дестабилизации Украины, проводившейся со времен «оранжевой революции», именно на сирийской территории Штаты решили вредить Москве. Проект по дестабилизации Ближнего Востока восходит к началу 2000‑х: бывший главнокомандующий силами США в Европе генерал Уэсли Кларк раскрыл содержание секретной записки Пентагона из кабинета министра обороны Дональда Рамсфелда. В ней первоначально Штаты планировали атаковать и уничтожить правительства семи стран за пять лет: Ирака, Сирии, Ливана, Ливии, Сомали, Судана и Ирана. Они были намерены перевернуть Ближний Восток с ног на голову. Эта тайная стратегия была направлена ​​на то, чтобы раздробить все суверенные государства в Западной Азии, отказавшиеся объединиться с господствующей на Ближнем Востоке осью, на множество соперничающих и управляемых этноконфессиональных образований.

Попытка уничтожить не­при­соединившееся Сирийское го­сударство была последним этапом этой стратегии, уже применявшейся в Афганистане, Ираке, Судане, Ливии и Йемене. Для этого западные державы хотели использовать существующее недовольство, чтобы облегчить фрагментацию общества и добиться смены режима.

Эта стратегия, называемая «конструктивным хаосом», активно задействует ужас, притворяясь, что якобы борется с ним. Вашингтон получает двойную выгоду от этой ситуации: любое наступление террористов оправдывает во­оруженное присутствие США, а любое поражение, нанесенное терроризму, объясняется их стойкостью против этих злых и бесконечных сил.

Именно такая стратегия применялась против Сирии перед 2011 годом и после. Этот метод представляет собой смесь «ненасильственной «цветной революции», берущей начало во времена «Солидарности» (Польша) или даже еще ранее — в эпоху холодной войны, когда была разработана теория Джина Шарпа.

Руины «демократизации» процветавшей прежде страны.

«Арабская весна», или «Зима такфири»

 В Сирии война началась в конце 2011‑го после «арабской весны», которая фактически с самого начала была связана с деятельностью по подготовке боевиков «Отпора». В то время социальная сплоченность Сирии уже была ослаблена внешним экономическим давлением, растущими проблемами засухи в сельском хозяйстве и социально-экономической политикой, проводимой государством в 2000‑х, когда имели место колебания между сохранением социалистических структур и мерами экономической либерализации. Это породило ограниченные, но реальные явления социальной и региональной поляризации, а затем и недовольства.
«Арабская весна» довольно поздно началась в Сирии, где трудно было найти массу людей, готовых выступить против своего правительства. Хотя, как мы знаем сегодня, для подготовки сетей «исламистских» активистов деньги и оружие поступали в течение нескольких лет из стран Персидского залива в некоторые «салафитские» мечети, особенно вдоль границ Королевства Иордания.

Цель этого заключалась в том, чтобы каждая сторона чувствовала себя атакованной и вынуждена была «защищать» себя. Этим снайперам удалось запустить спираль насилия в разных городах, в то время как «Аль-Джазира» объявляла для организованных сторонников, выходящих после молитв каждую пятницу, программы демонстраций и лозунги дня, которые нужно выкрикивать. Эти «повстанцы» получили поддержку от вооруженных групп, стекающихся в Сирию со всего мира, чтобы «поддержать революцию сирийского народа против диктатора, стреляющего в собственный народ». И началась война…

От «смены режима» к распаду государства

Начавшаяся война унесла сотни тысяч жизней в разношерстном обществе, сумевшем до этого наладить мирное сосуществование различных этнических, племенных и религиозных групп. Наемники и/или фанатики из более чем 120 стран стекаются в Сирию, утверждая, что посредством изоляции, пуританства и единообразия воссоздают «золотой век» исламской цивилизации, когда-то характеризовавшейся терпимостью, рационализмом и открытостью.

На самом деле «салафитские» мифы были изобретены гораздо позднее, в частности в XVIII веке во времена протектората британских колонизаторов, монархами Аравийского полуострова, изолированными от традиционно толерантных мусульманских стран с суннитским большинством. Это объясняет тот факт, почему большая часть исламских университетов тогда постановили, что ваххабизм больше не принадлежит исламу, так как он не принимал его основополагающего принципа свободы толкования.

В самом начале сирийская армия воевала без особой иностранной помощи, так как «Хизбалла» и Иран не стали ее конкретно поддерживать в течение года после начала войны. А российские ВВС вмешались только в 2015 году, когда подготовленные иностранные боевики начали наступление на сирийскую столицу. Армии Сирии, состоящей из призывников, получающих мизерное жалованье, удалось сохранить свое единство и боевой дух против вооруженных группировок, получающих деньги, предоставленные им богатыми частными спонсорами.

Эти державы и их местные марионетки хотели свергнуть правительство в Дамаске не для защиты прав человека или ислама, а для продвижения своих стратегических, идеологических и экономических интересов в сердце региона. Региона, имеющего решающее значение для глобального производства энергии. Ведь Сирия может быть естественным восточно-западным выходом из Азии для энергетики (Иран) и торговли (Китай), а также является выходом с юга на север торгового и энергетического маршрута Аравийский полуостров — Турция — Европа.

В этом общем контексте обеспечение безопасности Израиля как переднего края бывшего британского поселения, а теперь нового американского однополярного «лидера» стало под влиянием неоконсервативных политиков стратегически гораздо более важным, чем раньше: Израиль не может быть в безопасности, если арабские государства не разделены на небольшие региональные, племенные, сектантские или этнические соперничающие образования, противостоящие друг другу.

Трагедия Сирии состоит в том, что она осталась последним укреплением эпохи, когда Организация освобождения Палестины, Насер, Бумедьен, Каддафи, арабские коммунисты и партия Баас вдохновляли на борьбу за национальное освобождение арабов. Нейтрализация Сирии, старого бастиона арабского национализма и социализма, была ключевым вопросом глобальной «стратегии отката», нацеленной на все независимые страны и экономики, включая Иран.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.