У белорусского плодоводства отличные перспективы

Яблоки как на подбор

Без современных технологий в важной для аграрного сектора отрасли никуда. В этом убежден глава фермерского хозяйства «Новый сад» в Пинском районе Михаил Середич, входящий в состав республиканского экспертного совета по садоводству при Минсельхозпроде. Он на деле доказывает, что белорусские фрукты по качеству не хуже импортных, при этом являются экологически чистым продуктом.

В саду пятого поколения яблоки на ветвях стройных деревьев как на подбор, издалека чем-то напоминают виноградные грозди. Это и есть интенсивные технологии, о которых в последнее время много говорят. В компактном фермерском хозяйстве под Пинском они уже реализованы и дают результат.

Михаил Середич поясняет, что на каждом гектаре размещено по 2,7—2,8 тысячи яблонь:

— Выращиваем поздние сорта, время массовой уборки которых наступает в сентябре. В нынешнем сезоне заложили 9 гектаров сада на шпалере. Урожай отсюда получим через несколько лет. Пока же плодоносят ранее посаженные участки.

Там тоже все по последнему слову технологии и техники. Чтобы деревья не пострадали от засух, используют капельный полив. Обработки от вредителей проводят, мониторя их активность с помощью специальных мухоловок. Препараты применяют, когда в этом есть необходимость, сокращая, таким образом, их использование.

В промышленных садах используется более 58 % сортов отечественной селекции. Процесс обновления плодовых деревьев в последние десятилетия набирает обороты.

Опытный фермер делится, что степень созревания плодов определяют современными методами, задействовав целый комплекс показателей. Кроме своих работников, к уборке урожая подключают местных жителей, горожан (благо сады расположены недалеко от Пинска). Для удобства и быстроты в распоряжении маневренная малогабаритная техника, прицепы с подъемниками и другие практичные механизмы.

Известное в Брестской области фермерское хозяйство специализируется не только на производстве яблок, но и на выращивании саженцев. Подвои со своего питомника поставляли даже в Московскую сельскохозяйственную академию имени К. А. Тимирязева, где они получили высокую оценку.

Проводя экскурсию по своему «Новому саду», Михаил Середич вспоминает, что когда-то начинал с небольших площадей, много экспериментировал, учился у отечественных и зарубежных садоводов. Первые подвои для питомника, к примеру, приобретал на государственной опытной станции в Пружанах. Сейчас фермерское хозяйство специализируется на производстве самых востребованных сортов яблок.

Саженцев хватит всем

Директор Института плодоводства НАН Александр Таранов убежден, что потенциал у выращивания фруктов и ягод в нашей стране серьезный. Опыта и возможностей для его реализации тоже достаточно. Эти слова основаны не на единичных примерах, а на практике, примененной по всей стране:

— В 2011—2015 годах шла реализация Государственной комплексной программы развития картофелеводства, овощеводства и плодоводства. В те годы показатели закладки садов в стране доходили до 3 тысяч гектаров в год. Причем собственными силами в 2015 году было выращено почти 3 миллиона отечественных саженцев плодовых культур, — рассказывает Александр Таранов.

Но одно дело — работать в рамках госпрограммы, которая четко регламентирует, когда, сколько и какого посадочного материала потребуется. Другое — в обычное время саженцы реализуются через электронные торги, что накладывает определенные сложности на развитие отрасли.

— Такая форма введена для предотвращения коррупции и прозрачности процесса. Но саженцы — товар особый. На выращивание посадочного материала уходит как минимум два года, а при выращивании двухлетки — три. На разных этапах идет подбор подвоя и привоя. В результате эта привойно-подвойная комбинация должна быть востребована у потребителей, количество необходимых саженцев тоже важный вопрос. Поэтому договорная и плановая работа по выращиванию саженцев под заказ является пределом мечтаний наших питомниководов, — посвящает в нюансы директор Института плодоводства.

Справедливо говорить, что если сегодня стоит задача заложить новые сады, то произвести их закладку нужно собственным посадочным материалом. Для его выращивания в стране созданы все условия. Более того, белорусские питомники нередко поставляют продукцию на экспорт. Например, Институт плодоводства сотрудничает с центральными регионами России — наши сорта районированы на этих территориях и дают стабильный урожай.    

Однако всякая ли земля сгодится для промышленного садоводства? Вопреки обывательскому мнению, отсутствия заморозков и обилия света недостаточно.

— Еще с советских времен есть карта садопригодных земель. В топе здесь почвы с хорошей влагообеспеченностью. Поэтому даже не всякий район на юге страны подходил. Зато были включены Толочинский и Оршанский, Могилевский и Молодечненский, — приводит пример Александр Таранов. —Тем не менее при решении задачи по интенсификации отрасли, повышению продуктивности новых и существующих насаждений орошение становится одним из решающих элементов технологии.

Понятно, что сейчас с применением современных технологий промышленный сад можно заложить на любой территории, но в таком случае он будет требовать дополнительных средств и усилий.

— Полив, фертигация (внесение жидких комплексных удобрений либо пестицидов одновременно с орошением), усиленная защита от болезней и вредителей и ряд других мер — все это в комплексе помогает реализовать потенциал тому или иному плодовому сорту на не совсем подходящей земле, — рассказывает директор Института плодоводства.

Виноград и черешня с местной пропиской

За последние десятилетия существенно изменились границы климатических зон. Если 40 лет назад на Витебщине были яблоневые и грушевые сады, то сегодня их можно расширять и за счет слив и вишен. Средняя полоса страны уже подходит для черешни и орехоплодных культур, а на юге можно всерьез заниматься виноградарством.  

В Государственный реестр сортов Беларуси на начало 2022-го включено 170 — отечественной селекции, а также 291 интродуцированный (адаптированный зарубежный) сорт плодовых и ягодных культур. Много ли это? Для сравнения: в 2003 году в реестре было всего 146 сортов.

Речь идет и о традиционных культурах — яблоки, груши, сливы, вишни, и о новых — абрикосы, персики, орехи. Промышленный потенциал — у фундука и винограда, которые уже сейчас активно осваиваются хозяйствами. Например, в ОАО «Вязовецкий сад» в Молодечненском районе фундучные плантации уже достигли 75 гектаров, урожай с которых в этом году ожидают на уровне 10 тонн.

— Проделана серьезная работа по созданию первого белорусского сорта персика. Зимостойкий, сочный, устойчивый к курчавости, но плоды мягкие и малотранспортабельные. Это значит, что на домашних подворьях ему будут рады, а промышленность откажется, — говорит Александр Таранов.

В целом интенсивных садов с косточковыми культурами по стране не наберется и 400 гектаров. Наиболее отработаны технологии возделывания таких косточковых культур, как слива домашняя, алыча культурная и вишня обыкновенная, поэтому можно прогнозировать увеличение площадей под ними. А вот выращивание интенсивных садов черешни, абрикоса или персика идет только в опытном режиме.  Положительные примеры есть, но говорить о массовой практике внедрения пока рано.

Стопроцентное обеспечение

По статистике, Беларусь на 100 % обеспечивает себя яблоками (производим в год почти 50 килограммов на одного человека). Однако к маю их на полках магазинов уже нет. Реально ли сделать так, чтобы эти наши плоды радовали не только осенью и зимой, но доживали до весны и лета?

— У нас достаточно сортов, которые могут в самых обычных хранилищах (или даже в домашнем погребе) оставаться сочными и привлекательными до марта — апреля. Ничего сложного — уровень садовода-любителя, — рассказывает Александр Таранов. — Но мы ведь с вами говорим о промышленном производстве продукта, которое не просто допускает, но и требует использования передовых подходов и достижений для продолжительного хранения. Это и правильное время для уборки урожая, которое длится всего неделю-две. И неотложное охлаждение фрукта сразу после того, как его сняли с дерева. И обработка специальными биологическими веществами, которые помогают сохранить товарный вид.  И стабильный температурный режим в период хранения.

Отдельная тема — хранилища с регулируемой газовой средой, где плоды могут находиться вплоть до нового урожая или еще дольше. Такие в Беларуси тоже есть, но, увы, доступны далеко не всем хозяйствам.

Михаил Середич из Пинского района еще несколько лет назад в своем фермерском хозяйстве начал возводить современное хранилище с регулируемым микроклиматом. Не ввели в строй до сих пор из-за постоянного удорожания стройматериалов. Итог — помещения для хранения урожая арендуют.

— Мы на деле доказываем, что можем и обеспечить качественными фруктами свой рынок, и осуществлять поставки на экспорт. Для этого нужно не только закладывать современные сады, применять передовые технологии, но и думать о реализации продукции, — считает фермер. — Абсолютно прав Президент, акцентировавший внимание на том, что надо уметь сохранить урожай. Для Брестской области это достаточно актуальный вопрос.

Открытые границы с Россией позволяют вывозить яблоки туда. Там хорошие цены на наш товар, но главное, для многих производителей — это шанс продать плоды сразу после сбора и не думать о хранении в межсезонье.

— Если говорить об обеспеченности нашей страны хранилищами для плодоовощной продукции в целом, то ситуация сложилась неоднозначная, — говорит Александр Таранов и показывает карту: — Например, Минщина обеспечена ими на 78 %, Гродненщина — на 80, Витебщина — на 48, а Брестчина всего на 31 %. При этом в Могилевской области — 305, а в Гомельской — 192 %. Это значит, что площади для хранения есть, но их местной продукцией не заполнить. И тут уже встает вопрос перераспределения ресурсов и создания логистических центров на базе крупных хранилищ. Потому что есть цель: обеспечить население своим продуктом на протяжении всего года.

Страховка от потерь

Промышленные сады есть в основном у многоотраслевых агропредприятий. Специализированные хозяйства, если не брать в расчет фермеров-частников, можно пересчитать по пальцам. Почему так?

— С одной стороны, может показаться, что такой подход мешает глубокому погружению в сферу. Но с другой — это серьезная страховка и минимизация потерь. Не стоит забывать, что Беларусь в зоне рискованного земледелия. В один год яблочный сад даст хороший урожай, а в другой — ничего. Предприятия с широким профилем всегда могут перекрыть недополученное зерном, мясом или молоком, а фруктовый фермер от такой потери может и не оправиться, — поясняет директор Института плодоводства НАН Александр Таранов. — Садоводство — одна из самых перспективных сфер в плане заработка, однако не самая простая с точки зрения возврата инвестиций и рисков.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.