Постпред РФ при ООН Василий Небензя: попытки изолировать Россию провалились

В Нью-Йорке во вторник открывается неделя высокого уровня 77-й сессии Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН. Ожидается, что в общеполитической дискуссии примут участие президенты, премьер-министры и главы МИД из более чем 180 стран.

В преддверии главного дипломатического события года постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя рассказал ТАСС о тщетных усилиях Запада изолировать Россию из-за ситуации на Украине, о том, что Запад саботирует договоренности по экспорту российского продовольствия и удобрений, и о взаимодействии страны со стратегическими партнерами, такими как Китай и Индия, на ооновской площадке в новых международных условиях.

— На Западе, в частности в США, звучало много призывов изолировать Россию. Вместе с тем рабочая повестка пребывания министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Нью-Йорке всегда очень плотная и включает десятки встреч как в двустороннем, так и в многостороннем формате. Будет ли так и в этом году? 

— Неделя высокого уровня открывающейся сессии Генеральной Ассамблеи — это традиционное время для большого количества встреч глав делегаций государств-членов, которые собираются в одном месте, — штаб-квартире ООН. Действительно, коллективный Запад продолжает попытки так называемой «изоляции» России, которые, как показывает практика, не работают. Наши бывшие партнеры никак не могут смириться с тем фактом, что мир не вращается вокруг них, что он не ограничен 50-70 западными странами и их сателлитами. Хотя путем выкручивания рук и откровенного шантажа, включая угрозы прекратить оказание гуманитарной и финансовой помощи тем или иным развивающимся странам, западники пытаются заставить представителей руководства независимых государств отказываться от встреч с российскими официальными лицами. Однако могу сказать, что мы получили и продолжаем получать запросы на проведение двусторонних встреч с министром, их будет не меньше, чем в предыдущие годы. Планируется и ряд мероприятий в многостороннем формате. В частности, прорабатываются встречи ОДКБ, БРИКС, Группы друзей Устава ООН, поступили запросы от ряда региональных организаций, членами которых Россия не является, а также приглашения на мероприятия, организуемые при участии ООН. Так что график нашего министра будет таким же плотным, как и обычно в ходе подобного сегмента ГА. 

— В одном из недавних выступлений постоянный представитель США при ООН Линда Томас-Гринфилд обозначила приоритеты американской делегации на 77-й сессии, среди которых продолжение работы по реформе Совета Безопасности, укрепление роли Генассамблеи и изменение принципов использования вето. Угадывается ли здесь некоторый сдвиг позиции американской делегации в сторону более конструктивного подхода к этим ключевым проблемам? 

— Мы слышали о выступлении Линды Томас-Гринфилд в Сан-Франциско. Пока трудно сказать, что в практическом плане имела в виду американский постпред. Если речь идет о поддержке США идей расширения Совета за счет развивающихся стран мира, особенно Африки, которые сейчас в нем недостаточно представлены, то это можно только приветствовать. Мы сами являемся твердыми сторонниками такой позиции. Что касается использования вето, то и тут много вопросов. Американский постпред говорит о том, что США будут воздерживаться от его применения, за исключением чрезвычайных ситуаций («rare, extraordinary situations»). В этом нет ничего принципиально нового.

Ни мы, ни другие постоянные члены Совета не заинтересованы в применении вето в иных случаях, кроме чрезвычайных, и каждое такое решение носит чрезвычайный характер

Ведь вето — это огромная ответственность. Но одновременно это инструмент и гарантия недопущения принятия несбалансированных решений. Когда речь идет о защите коренных интересов нашей страны и наших союзников, мы не собираемся отказываться от применения вето. Таким же образом поступали всегда и США. Разница сейчас лишь в том, что засилье западников в СБ позволяет американцам голосовать против и формально не задействовать право вето, ведь для принятия решения требуется не менее 9 голосов членов СБ при отсутствии негативных голосов постоянных членов. Если это число не набирается, вето не фиксируется. 

— Как Россия взаимодействует со стратегическими партнерами, такими как Китай, Индия и другими, на ооновской площадке в новых международных условиях? 

— Наше взаимодействие с такими государствами, как Китай, Индия, Бразилия и другими ближайшими партнерами, носит стратегический характер. У нас совпадает видение в вопросах мирового устройства, мира и безопасности, развития. Такое сотрудничество продолжается и укрепляется безотносительно того, в каких геополитических условиях нам приходится работать. Стратегическое партнерство с нашими коллегами из дружественных стран основывается на прочном фундаменте доверия и взаимного уважения интересов. В новых условиях наше взаимодействие динамично развивается. Мы с партнерами по БРИКС одинаково подходим к большинству ключевых проблем, обсуждаемых в ООН, такими как устойчивое развитие, борьба с изменением климата, регулирование новых технологий, финансирование развития, здравоохранение, продовольственная безопасность, оказание гуманитарной помощи. Нас также объединяет прагматичный неполитизированный внешнеполитический курс, приверженность учету национальных приоритетов правительств, справедливой системе глобального управления. Совместно мы отстаиваем многосторонность на принципах Устава ООН и международного права. Нам импонирует фокусирование партнеров не на абстрактных идеологических догмах и тем более не на геополитическом соперничестве, а прежде всего на потребностях своих народов и обеспечении суверенитета в принятии внешнеполитических и внешнеэкономических решений. Это позволяет нам разговаривать на одном языке и легко находить точки соприкосновения. С точки зрения форматов взаимодействия — они могут быть весьма различными, например, в ЭКОСОС (Экономический и Социальный Совет ООН – прим. ТАСС) и ГА ООН — это проведение совместных мероприятий, работа в группах по интересам (здесь они называются «группы друзей»), выступления с совместными заявлениями, продвижение совместных формулировок в резолюции и декларации, координация на переговорах и просто регулярная «сверка часов». 

— В прошлом году была образована Группа друзей Устава ООН, в которую на данный момент входят 19 стран. Какова роль данного объединения на ооновской площадке и запланированы ли встречи по линии этой группы в ходе недели высокого уровня? 

— Группа друзей в защиту Устава ООН на самом деле появилась еще в 2019 году на волне абсолютно бессовестных попыток американской администрации лишить легитимности законные власти Венесуэлы. В дальнейшем этот импульс оказался востребованным, несмотря на сопротивление западников Состав группы сформировался и расширяется, становится все больше совместных документов, согласованных в ее рамках. Встреча группы запланирована и на министерской неделе.  

— После начала СВО (специальной военной операции) западные страны в ООН активно обвиняли Россию в провоцировании мирового продовольственного кризиса. Изменилась ли ситуация сейчас?  

— В последние месяцы действительно было много сверхэмоциональных разговоров о грядущем голоде невиданных масштабов в странах, наиболее уязвимых с социально-экономической точки зрения. Речь про государства так называемого «глобального Юга», где правительства столкнулись в том числе с проблемами в закупках продовольствия и удобрений. Западные страны бросились обвинять во всем Россию, однако быстро стало понятно, что проблема носит иной характер. Как вы знаете, из-за абсолютно недальновидной сначала макроэкономической и энергетической, а затем и санкционной политики стран Запада в отношении России на рынках, и без того пострадавших от ковидных ограничений, образовался острый дефицит на продтовары, в то время как рынок удобрений фактически заморожен. Причиной послужила циничная и предвзятая политика и недооценка доли и роли нашей страны на сырьевых мировых рынках. Страдают и без того наиболее нуждающиеся. Кроме того, большинство факторов кризиса сложилось задолго до начала СВО. Как бы то ни было, для помощи уязвимым государствам ООН предложила заключить так называемую «черноморскую сделку». Мы инициативу ооновцев поддержали. Суть договоренностей проста — экспорт украинского продовольствия из трех подконтрольных Киеву черноморских портов должен сопровождаться параллельным беспрепятственным экспортом и наших продовольствия и удобрений. Таким образом именно увязка двух экспортных треков была положена в известные стамбульские договоренности, которые были подписаны 22 июля в Турции. Причем стоит отметить, что соответствующий Меморандум между ООН и Россией подписан самим Антониу Гутерришем (генсек ООН – прим. ТАСС), взявшим на себя конкретные обязательства по облегчению экспортных сделок наших экономоператоров. При этом реализацию украинской части «сделки» был уполномочен координировать глава Управления по координации гуманитарных вопросов Мартин Гриффитс, а российской — генсекретарь ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию – прим. ТАСС) Ребекка Гринспен. Однако по истечении без малого двух месяцев с момента заключения стамбульских соглашений морской гумкоридор из Украины в Черном море работает бесперебойно — по нему уже успешно вывезли свыше 3 млн. тонн продовольствия (на более чем 100 кораблях). Но так назыаемая российская часть сделки так и не заработала. Гутерриш и его команда прикладывают значительные усилия для разблокировки нашего экспорта, но к сожалению, прогресса здесь нет. В западном лагере на словах утверждают, что сельхозпродукция и удобрения не подпадают под санкции, а на деле саботируют российскую часть пакетных договоренностей. Об этом подробно и неоднократно говорил президент РФ Владимир Путин. Мы в Совете Безопасности на заседании по вопросам обеспечения продовольственной безопасности 15 сентября также поднимали все эти вопросы. Надеемся, что в целях сохранения черноморского гумкоридора ООН в целом ускорится в своих посреднических усилиях. Черноморская сделка истекает в конце ноября, время еще есть. И на ООН смотрим не только мы, но и наши партнеры из развивающихся стран, которые не скрывают недоумения по поводу происходящего. 

— В последнее время всеобщее внимание приковано к кризису на Украине. Однако и в других точках планеты то и дело вспыхивают конфликты (Южный Кавказ, Эфиопия, Афганистан, Ливия и другие). Обладает ли ООН потенциалом их разрешить, и будет ли содействовать встреча мировых лидеров на главной международной площадке этому процессу? 

— Не буду углубляться в подробности различных кризисных ситуаций, путей их урегулирования и роли ООН. Однако вы правильно подметили, что стараниями западных коллег все внимание переключилось на Украину. Это заметили и другие делегации, в первую очередь из числа развивающихся государств. У них возникает недоумение, почему другие региональные проблемы вдруг стали менее важными. Они задаются справедливым вопросом, чем люди в других регионах мира хуже, что их проблемы отходят на второй или третий план? Почему на Украину направляются огромные денежные вливания из стран Запада, хотя в последние годы экономическая и гуманитарная помощь в развивающиеся страны сокращалась под предлогом отсутствия средств? Это все очень правильные, справедливые и нелицеприятные для стран коллективного Запада вопросы, которые в очередной раз вскрывают их двойные стандарты. Тем более, что все знают о роли западников в таких кризисах, как, например, на Балканах, в Ливии, Ираке, Сирии, Йемене, Афганистане. Теперь же они говорят, что на них нет времени, потому что все внимание уделяется Украине. Я уже не говорю об одном из самых застарелых вопросов – палестинской проблеме, по которому США уже долгое время блокируют любые международные усилия.

Разумеется, ООН не должна приоритизировать одни кризисы и не замечать другие. Мы и наши союзники твердо в этом убеждены

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.