Отказ от российской нефти грозит Восточной Германии новой эпохой потрясений

Будущее Восточной Германии в экономическом, социальном и политическом плане решается в Шведте. Из-за запланированного нефтяного эмбарго на карту поставлено существование нефтеперерабатывающего завода PCK Raffinerie GmbH, который работает исключительно на российской нефти. «Дружба» — так называется нефтепровод, который заканчивается в Шведте и по которому поставляется нефть из России в Германию, пишет колумнист Der Spiegel Сабина Реннефанц.

В начале недели нефтеперерабатывающий завод посетил министр экономики Роберт Хабек. Закатав рукава и взобравшись на стол, перед 1200 сотрудниками НПЗ Хабек заявил, что цель состоит в том, чтобы сохранить предприятие «по возможности в полном объёме». 

В непосредственной близости от завода в подвешенном состоянии находятся ещё почти две тысячи рабочих мест. Нефтеперерабатывающий завод в Шведте может стать «первой жертвой» украинского кризиса в Германии. До сих пор речь по большей части шла о том, как правительство ФРГ может помочь украинцам, а влияние кризиса на повседневную жизнь немцев было относительно небольшим. Однако ситуация в Шведте складывается иначе. Для жителей города с населением 30 тыс. человек украинский кризис может иметь «экзистенциальные последствия». Начинается эпоха перемен — и в очередной раз в Восточной Германии. «Дружба» — это, так сказать, «последняя нить отношений» с Россией, которую «требуется перерезать» в Шведте. Это решение в первую очередь нанесёт ущерб Восточной Германии. Об этом «необходимо говорить вслух», даже если вы считаете, что принципиальное решение не вести дела с Россией было правильным. 

«Эмбарго на российскую нефть — это решение западногерманского — с точки зрения его состава — правительства», — отмечает депутат бундестага от Левой партии Сёрен Пельманн, возможно, следующий председатель партии. Хотя это решение было принято не одним правительством ФРГ, а совместно с другими странами ЕС, в Германии оно ударит по «самому больному месту», считает автор статьи. Премьер-министры восточногерманских земель, вероятно, приняли бы иное решение, если бы имели такую власть. И представитель Левой партии Бодо Рамелов из Тюрингии, и член ХДС Михаэль Кречмер из Саксонии критически относятся к нефтяному эмбарго.

Премьер-министр Бранденбурга Дитмар Войдке как член СДПГ не может выступать против федерального правительства, но очень твёрдо настаивает на сохранении предприятия. Парламентские фракции Левой партии и «Альтернативы для Германии» в Бранденбурге требуют для Шведта специального разрешения, которое позволило бы продолжить работу с российской нефтью, как это обсуждается в случае со Словакией и Венгрией. 

Иногда кажется, что правительство, в котором на самом деле преобладают уроженцы Западной Германии, даже не думало, что востоку нужно что-то объяснять. По словам уполномоченного правительства ФРГ по Восточной Германии Карстена Шнайдера, «цель эмбарго — положить конец боевым действиям».«Но насколько это реалистично? Действительно ли эмбарго нанесёт ущерб России? Или, скорее, востоку Германии, как подозревает лидер фракции Левой партии в парламенте Бранденбурга Себастьян Вальтер?» — спрашивает автор статьи. Вальтер считает эмбарго «катастрофой» для востока.

Путешествуя по Восточной Германии, можно встретить множество людей, не понимающих, что же такого необычного происходит между Россией и Украиной. «С 2001 года была 31 война, почему никто не заинтересовался?» — спросил пастор из Бранденбурга на этой неделе. «Я ненавижу принимать чью-либо сторону», — добавил он. «Почему жители Шведта должны жертвовать чем-то, чего они, возможно, не понимают или если они ставят под сомнение смысл этой жертвы?» — задаётся вопросом колумнист. Не следует забывать, что скептицизм в отношении роли Германии в украинском кризисе на востоке распространён сильнее, чем на западе. В ходе последнего опроса большинство восточных немцев высказались против поставок оружия на Украину.

Даже фраза Анналены Бербок о том, что Германия должна «навсегда» прекратить покупать газ и нефть у России, восточным немцам кажется слишком безапелляционной. Многие не могут себе представить, как с помощью нефтяного эмбарго можно изолировать самую большую страну мира. Мэр Шведта Аннекатрин Хоппе недавно призналась, что она, в свою очередь, может представить, как Германия «вновь протянет России руку». «А почему всё-таки правильно отказаться от ведения дел с Россией и поддерживать Украину? Восточной Германии нужны объяснения. Министру экономики Роберту Хабеку потребовалось несколько недель, чтобы приехать в город, чтобы поговорить с растерянными, а иногда и злыми сотрудниками», — пишет колумнист. Но его выступление показало «всю сложность ситуации». По словам Хабека, возможно, в будущем можно будет поставлять нефть из Вильгельмсхафена или Роттердама через Росток, но, вероятно, не в тех объёмах, которые перекачиваются по «Дружбе».

При этом это довольно сложно с технической точки зрения. Кроме того, собственником завода в Шведте является российская государственная компания «Роснефть». Слова Хабека о возможной экспроприации облетели все СМИ, однако сам он допускает, что «всё может пойти наперекосяк». Борьба за завод пробуждает в Шведте и в других местах Восточной Германии печальные воспоминания о периоде после воссоединения, когда существование многих крупных предприятий ГДР находилось под угрозой. Названия мест Бишоффероде, Лойна, Айзенхюттенштадт, Шведт навсегда врезались в коллективную память восточных немцев. Отделение «Альтернативы для Германии» в Уккермарке уже активно пользуется их опасениями. «Если НПЗ умрёт, умрёт регион», — говорится в заявлении АдГ.

Беспартийный мэр Шведта Аннекатрин Хоппе заявила в интервью Berliner Zeitung: «Ситуация здесь никогда не была столь критической, даже после ликвидации ГДР. Тогдашнее правительство ФРГ во главе с Гельмутом Колем признало, что всё энергоснабжение востока зависит от Шведта. Девять из десяти автомобилей в Берлине и Бранденбурге работают на бензине и дизельном топливе из Шведта, аэропорт также снабжается из Шведта. Когда нефть поступает из других источников, она становится дороже». Повышение цен особенно сильно ударило по Восточной Германии, где люди в любом случае в среднем зарабатывают меньше и имеют меньше сбережений, чем в Западной Германии. А в преимущественно сельской местности, как говорят, оставить машину дома не так уж и просто.

Введение нефтяного эмбарго — это акт жёсткой внутренней политики, который может привести к таким же потрясениям на востоке, как и введение законов Харца, предусматривавших реформирование немецкого рынка труда и сокращение финансовой помощи Восточной Германии. «И теперь здесь требуется не только Роберт Хабек, но и канцлер Олаф Шольц, который не смог бы стать канцлером без значительной поддержки его партии на востоке. Когда он собирается в Шведт?» — вопрошает автор статьи. Его товарищ по партии, уполномоченный правительства ФРГ по Восточной Германии Карстен Шнайдер, заявил, что отказ от российской нефти может стать «катализатором изменения, которое в любом случае должно произойти в ближайшие десять лет», — постепенного отказа от ископаемого топлива.

С одной стороны, «звучит неплохо». С другой стороны, восточные немцы, по словам социолога Штеффена Мау, «истощены переменами». Не говоря уже о требованиях, связанных с пандемией коронавируса, которые привели к крупным социальным конфликтам в некоторых частях Восточной Германии. Поэтому необходимо принять меры, направленные в первую очередь на поддержку востока, обеспечить финансовую помощь и снижение налогов в региональном масштабе. «Идей достаточно», — подытоживает колумнист Der Spiegel Сабина Реннефанц. 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.