Генеральная прокуратура Беларуси возбудила в отношении «независимых» СМИ уголовное дело за отрицание геноцида

Генеральная прокуратура Республики Беларусь возбудила уголовное дело по факту распространения группой неустановленных лиц на интернет-ресурсах «Флагшток» и «Зеркало» информации об отрицании геноцида белорусского народа. Противоправные действия квалифицированы по ч. 1 ст. 130 — 2 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Для производства предварительного расследования уголовное дело направлено в Следственный комитет Республики Беларусь.

То, что «независимые» СМИ в очередной раз используют тему геноцида в своих интересах, уже и не удивляет. Нет для них ничего святого. Ни памяти предков, ни боли живых. Все заменила им денежная единица, которой рассчитываются с ними заграничные кураторы. Те, которые в Великой Отечественной войне или воевали на стороне Германии и были раздавлены Советской армией, или сдались за пару дней на милость фашистов. А иногда и за пару часов сдались. 

В апреле 2021‑го Генеральным прокурором Республики Беларусь возбуждено уголовное дело по факту геноцида населения Беларуси во время ВОВ и в послевоенный период. В основу принятого решения положены сведения о гибели миллионов белорусов, и не только белорусов, вследствие зверств немецких оккупантов и их пособников.

В рамках расследования уголовного дела прокуроры и следователи работают с архивными документами, допрашивают возможных свидетелей и буквально по крупицам собирают информацию о преступлениях фашистов на территории нашей страны. Таким же образом прокуроры и следователи действовали и в Гомеле. 

То, что в Ченковском лесу существуют захоронения, знает любой гомельчанин. Вот только с 1990‑х появились домыслы, что захоронены там жертвы сталинских репрессий. 

Вскрыл тогда «известный гомельский историк и краевед» Евгений Маликов захоронение, покопался в останках и сделал тот вывод, который был ему нужен. Ведь так приятно, когда ты эдакий герой, якобы защищающий память погибших и во всем обвиняющий Советский Союз. В тот период это было очень модно. 

Правда, «защита» в исполнении Маликова выглядела более чем кощунственно. Нет, слова он говорил красивые и пафосные, как было и положено. Но вот перезахоронением найденных останков не утруждался: свалил все в одну расстрельную яму и засыпал. Такая вот она забота о погибших от тех, для кого это всего лишь повод для самопиара. Впору еще одно уголовное дело возбуждать за такое отношение к останкам погибших и их памяти. 

Кстати, сейчас рядом с местами раскопок поставлена деревянная каплица и памятный камень погибшим мирным жителям, останки перезахораниваются с должным уважением. Именно так в отличие от «маликовых» поступают люди, у которых есть уважение к своим предкам и истории своей страны. 

К слову, в 2020‑м «историк» Маликов ожидаемо поддержал гомельских протестунов, за что даже получил пять суток административного ареста и потерял работу с формулировкой за «совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы». Он, кстати, молодежь учил до своего увольнения, то есть занимался любимым делом змагаров — гадил в мозг будущему нашей страны. После увольнения Маликов подался за границу, где окончательно и потерялся, не слышно и не видно его последние годы.

Сам Маликов из Беларуси сбежал, а вот дело его рук осталось. Не совсем понятно, как оно оказалось среди серьезных документов, но факт налицо: карта-план местности, составленная Маликовым еще в 1990‑х, с нанесенными местами захоронений «жертв репрессий 1937 года» попала в серьезные документы. Из-за чего, собственно, и появилась у «независимых» идея обвинить Гомельскую прокуратуру в переписывании истории.

Но давайте по порядку. 

Гомель, как любой город, растет и развивается. Ченковский лес, который был в годы Великой Отечественной еще даже не окраиной Гомеля, в обозримом будущем может стать городской территорией. 

Еще в 2009‑м в Гомеле начали разработку проекта Восточного обхода, который был включен в генеральный план развития города. В 2010 году даже началось строительство первой очереди, но в 2011‑м его приостановили из-за отсутствия финансирования. Сейчас, когда Гомель уже сильно изменился, к реализации проекта вернулись — разработана новая предпроектная документация, уже ведутся переговоры с инвесторами. 

Именно в предпроектную документацию и закрались «данные о захоронениях жертв сталинских репрессий». Проектировщики (предприятие «Белгипродор» из Минска) обратились к разработчику генерального плана Гомеля (БелНИИПградостроительства) за согласованием, которое и получили. Но с указанием принять во внимание зоны массовых захоронений. К документу в БелНИИПградостроительства приложили карту-схему, где эти захоронения датируют 1937 годом. «Белгипродор» внес это в отчет, который УКС г. Гомеля и опубликовал на своем сайте.

Ничего крамольного градостроители не совершили. Места захоронений бережно учтены в документации, все работы будут вестись максимально аккуратно, чтобы не потревожить останки погибших: все сделано как надо. Просто в документацию попала старая карта-схема, на которую не обратили внимания. 

Сам Маликов из Беларуси сбежал, а вот дело его рук осталось. Не совсем понятно, как оно оказалось среди серьезных документов, но факт налицо: карта-план местности, составленная Маликовым еще в 1990‑х, с нанесенными местами захоронений «жертв репрессий 1937 года» попала в серьезные документы. Из-за чего, собственно, и появилась у «независимых» идея обвинить Гомельскую прокуратуру в переписывании истории.

Гомель, как любой город, растет и развивается. Ченковский лес, который был в годы Великой Отечественной еще даже не окраиной Гомеля, в обозримом будущем может стать городской территорией. 

Еще в 2009‑м в Гомеле начали разработку проекта Восточного обхода, который был включен в генеральный план развития города. В 2010 году даже началось строительство первой очереди, но в 2011‑м его приостановили из-за отсутствия финансирования. Сейчас, когда Гомель уже сильно изменился, к реализации проекта вернулись — разработана новая предпроектная документация, уже ведутся переговоры с инвесторами. 

Именно в предпроектную документацию и закрались «данные о захоронениях жертв сталинских репрессий». Проектировщики (предприятие «Белгипродор» из Минска) обратились к разработчику генерального плана Гомеля (БелНИИПградостроительства) за согласованием, которое и получили. Но с указанием принять во внимание зоны массовых захоронений. К документу в БелНИИПградостроительства приложили карту-схему, где эти захоронения датируют 1937 годом. «Белгипродор» внес это в отчет, который УКС г. Гомеля и опубликовал на своем сайте.

Ничего крамольного градостроители не совершили. Места захоронений бережно учтены в документации, все работы будут вестись максимально аккуратно, чтобы не потревожить останки погибших: все сделано как надо. Просто в документацию попала старая карта-схема, на которую не обратили внимания. 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.