Новая эпидемия — от огнестрельного оружия в Швеции каждую неделю погибает как минимум один человек

За прошедшие месяцы 2022 года от огнестрельного оружия в Швеции погибло столько же людей, сколько за весь прошлый год, пишет Das Erste. Премьер-министр страны Магдалена Андерссон даже назвала стрельбу «шведской эпидемией».

По данным полиции, преступники всё чаще оказываются несовершеннолетними. Как отмечает издание, на предстоящих парламентских выборах одним из ключевых вопросов для шведских избирателей станет именно бандитизм.

Специальный выпуск шведских новостей от 25 августа: в жилом районе Эскильстуна прозвучало 15 выстрелов, на детской площадке были застрелены мать и ребёнок. Преступление связали с враждующими бандами — жертвы оказались не в том месте и не в то время, пишет Das Erste.

«Здесь были дети, — полицейский Оскар Ниcсфолк показывает на детскую площадку. — Вот там, за мной, следы крови пятилетнего ребенка, попытавшегося спрятаться под качели». Полицейский явно пребывает в состоянии шока.

Этим летом в Швеции произошло ещё одно громкое преступление: в Мальмё 15-летний подросток застрелил мужчину в торговом центре и ранил женщину, оказавшуюся поблизости.

Молодые преступники, молодые жертвы. В этом году в Швеции каждую неделю из огнестрельного оружия убивают как минимум одного человека. По словам начальника полиции Стокгольма Матса Лёфвинга, преступники нередко оказываются несовершеннолетними. Ведь карьеры в криминальной среде начинаются ещё в детском возрасте: 

«Такие проявления мы наблюдаем у детей восьми, девяти, десяти лет. Тебе дают мобильный телефон, когда стоишь на шухере, ты прячешь наркотики. Закоренелые преступники вербуют детей из стратегических соображений — они думают о будущем».

За прошедшие месяцы 2022 года от огнестрельного оружия погибло столько же людей, сколько за весь прошлый год. Банды уже давно стали серьёзной проблемой для некоторых районов крупных городов: Стокгольма, Мальмё и Гётеборга. Но теперь стрельба звучит по всей стране.

Несколько дней назад в своём телевизионном выступлении премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон сравнила перестрелки с эпидемией: 

«Это действительно ужасно. Стрельба — это шведская эпидемия, Швецию не узнать».

Эта тенденция не нова, количество преступлений с применением огнестрельного оружия растёт уже на протяжении многих лет. В ходе предвыборной кампании партии пытаются «перещеголять» друг друга возможными решениями: ужесточение наказаний, увеличение штата сотрудников полиции, более глубокая интеграция — такие варианты можно услышать от социал-демократов, консерваторов и правых популистов.

А также понимание того, что в стране есть интеграционная проблема — и разделение между состоятельными шведами, составляющими большинство, с одной стороны, и районами с высокой безработицей, низким уровнем образования и признаками параллельного сообщества — с другой.

«Если бы политики и власти предложили детям и молодёжи здесь такие же условия, как и во всей Швеции, ситуация была бы совсем другой. Это место как будто стало отдельной страной», — говорит жительница так называемого опасного района.

Она чувствует себя брошенной на произвол судьбы.

Другая добавляет, что давно знает о том, что обещание Швеции о всеобщем равенстве не будет выполнено: 

«Я воспринимаю это иначе. Я темнокожая женщина-мусульманка — и все эти три пункта плохи».

Штат сотрудников шведской полиции уже увеличен. Кроме того, ужесточены наказания для несовершеннолетних. Тем не менее глава полиции Швеции Андерс Торнберг настроен «не очень оптимистично». Он не решается предсказать, когда следует ожидать изменений: 

«Пока банды будут вербовать больше преступников, чем государство — нанимать новых полицейских или расширять другие должности, всё будет продолжать идти в том же духе и, возможно, станет ещё хуже. Нам нужно начать принимать меры прямо сейчас».

Многие шведы ожидают того же от политиков. На парламентских выборах в это воскресенье одним из ключевых вопросов для шведских избирателей станет бандитизм, отмечает Das Erste. 

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.