Энергетическая война с Россией подвергает Европу серьёзному испытанию

Ограничение поставок российского газа подняло цены в Европе до астрономических высот и положило начало страшной экономической буре.

Как пишет Foreign Policy, заводы, компании и семьи на континенте вступили в битву за выживание, что подвергает серьёзному испытанию солидарность Европы в её противостоянии российской военной операции на Украине и вызывает страх перед неминуемой рецессией.

Заводы, компании и семьи по всей Европе вступили в битву за выживание, так как ограничение поставок российского газа подняло цены до астрономических высот и положило начало страшной экономической буре. Как пишет Foreign Policy, всё это подвергает испытанию солидарность Европы в её противостоянии российской военной операции на Украине и вызывает страх перед неминуемой рецессией.

Как отмечает издание, цены на энергоресурсы сегодня ошеломляюще высоки — в десять раз превышают тот средний уровень, который сохранялся в прошлом десятилетии. Такие ценовые скачки душат целые отрасли, а семьи уже не в состоянии оплачивать счета.

В результате возникла настоящая катастрофа, вынуждающая европейских лидеров принимать чрезвычайные и обширные меры в попытке сдержать рост цен. Брюссель заговорил о нормировании подачи газа; правительства в срочном порядке ищут альтернативные поставки, поскольку Россия лишила континент практически трети газа.

«Люди получают огромные счета за электричество. Малый бизнес не в состоянии их оплатить. Заводы задумались о сокращении и об остановке производства, — говорит старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований Бен Кахилл. — А ведь пока ещё не наступила зима, когда всё будет гораздо хуже».

Многочисленные европейские компании, начиная с энергоёмкой алюминиевой промышленности и заканчивая производителями удобрений, вынуждены сокращать производство и даже объявлять о банкротстве в условиях умопомрачительных цен. Чтобы защитить семьи и бизнес от ещё больших страданий, власти выделяют миллиардные субсидии. Это колоссальные денежные суммы, указывающие на то, в каком плачевном состоянии оказалась европейская экономика и насколько беспрецедентен текущий кризис.

«Рыночные условия далеки от нормы. Это экстремальные рыночные условия», — отмечает эксперт по глобальным газовым рынкам Алекс Мантон, работающий в консалтинговой фирме Rapidan Energy Group и характеризующий сложившуюся ситуацию как «энергетическую войну». 

Россия на протяжении десятилетий поставляла в Евросоюз огромное количество недорогого газа, но эти поставки были сокращены и остановлены. Но несмотря на тлеющее недовольство, пока европейские страны держатся твёрдо.

«В военное время государства поступают именно так, — добавил Мантон. — Они до предела напрягают свои финансовые возможности, чтобы выбраться из конфликта, в который попали».

Так, Еврокомиссия предложила обширные чрезвычайные интервенции, предусматривающие перераспределение $140 млрд непредвиденных налоговых поступлений и передачу этих средств испытывающим денежный голод компаниям и домохозяйствам. Британия объявила о пакете помощи на $46 млрд, а Швеция сказала, что предоставит своим оказавшимся в трудном положении энергетическим фирмам гарантии ликвидных средств на 20 с лишним миллиардов долларов.

Поскольку немецкие энергетические компании оказались на грани банкротства, Германия сейчас собирается национализировать три крупных газовых гиганта, включая Uniper. Это историческое вмешательство государства, и оно поможет спасти эти компании от краха.

Растущие экономические убытки «поставили компании на колени в финансовом плане», сказал Мантон. Если не поступит помощь, добавил он, в какой-то момент «ситуация дойдёт до критической точки, и именно к этому мы сейчас идём».

Недовольство общества уже выплёскивается наружу в Британии, Молдавии, Германии, Австрии и Италии. Там разгораются протесты из-за заоблачных цен на энергию и возникает обеспокоенность по поводу их возможного перерастания в масштабные беспорядки. В начале сентября 70 тыс. человек вышли на улицы Праги на демонстрацию под лозунгом «Чехия прежде всего». Они протестовали против роста цен на энергоресурсы и требовали от властей более активных действий.

«Формируется критическая людская масса, которая боится того, что случится предстоящей зимой. Эти люди боятся не только увеличения энергетических цен, но и усиления инфляции, начавшейся в прошлом году в Чехии», — рассказал изданию заместитель директора Пражского института международных отношений по научной работе Ян Ковар.

Недовольство резким увеличением сумм в счетах за электричество нарастает, а солидарность Европы ослабевает. Это плохо для Брюсселя и для европейской поддержки Украины. Если лидеры публично обещают Киеву поддержку, то протестующие таких стран, как Чехия, требуют большего нейтралитета от властей. Это создаёт условия для ослабления единства и будущего раскола. Член ЕС Венгрия — с первого дня на стороне Москвы. Германия с самого начала весьма прохладно относилась ко всей этой кампании поддержки. Итальянские бизнесмены недавно устроили протест против высоких цен на электроэнергию, обвинив в своих бедах не Путина, а Брюссель.

Кахилл говорит, что европейские страны могут столкнуться с тяжёлой проверкой на прочность своего политического единства, если нестабильность будет усиливаться.

«Если цены останутся высокими, а на рынке этой зимой возникнет реальный дефицит, то политический стресс будет усиливаться, — сказал он. — Может возникнуть такая ситуация, когда граждане будут по-настоящему недовольны и станут винить в этом свои правительства. Может быть, в этом случае правительства начнут проявлять самостоятельность и заботиться о собственных интересах. Сохранить солидарность в рядах ЕС будет сложно».

Зима близко, но страны пока выполняют планы по заполнению газовых хранилищ. Правда, неясно, достаточно ли будет этих объёмов, чтобы континент пережил зиму в условиях почти полного прекращения поставок из России. Энергетические перспективы Европы этой зимой в значительной мере будут зависеть от спроса на энергию и от способности правительств обеспечить поставки сжиженного природного газа из таких стран, как США, особенно в связи с тем, что в зимнее время на те же самые объёмы будут претендовать другие покупатели. А ещё многое будет зависеть от погоды.

«Если зима будет теплая, прожить без российского газа будет проще. Холодная же зима станет зимой недовольства, — сказала управляющий директор RBC Capital Markets Хелима Крофт. — Нелегко будет при любых обстоятельствах, однако в случае холодной зимы люди могут остаться без света».

Но существуют также риски нравственного характера. Попытки Европы защитить потребителей от серьёзных невзгод и обуздать стремительно растущие цены могут ослабить очень важные ценовые сигналы, которые помогают существенно ограничивать спрос.

«Приняв меры по ограничению очень высоких затрат потребителей, мы добьёмся совершенно очевидного эффекта. У потребителя будет меньше стимулов для экономии, — сказал Мантон. — Это никак не поможет устранить фундаментальное несоответствие между спросом и предложением. Если хотите, это даже увеличит спрос, а вот с предложением будет немало вполне реальных проблем».

Пока Россия избегает худшей участи в этой энергетической войне. Её защищают высокие цены на нефть и газ, а также доходы от нефтяного экспорта. Но в отдалённой перспективе, когда Европа всё же найдет альтернативных поставщиков, а Россия потеряет крупный экспортный рынок, баланс сил изменится. Москве просто не хватит физической инфраструктуры, чтобы перенаправить все поставки в Китай, даже если там будет достаточный спрос.

По словам эксперта по энергоресурсам Антуана Халфа из Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета, Россия «прогоняет себя с европейских рынков». Халф, ранее работавший главным нефтяным аналитиком в Международном энергетическом агентстве, сказал, что Россия более 40% государственных доходов получает от продажи энергоресурсов и отказ от главного экспортного рынка является кардинальным и на данный момент необратимым шагом. 

Но отдалённая перспектива — это не то, что надвигающаяся зима без топлива.

«Если говорить об энергетических рынках, то следующие несколько месяцев будут весьма непредсказуемыми, отчасти из-за того, что ситуация не имеет прецедентов, — сказал Халф. — Это практически неизведанная территория».

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.