«Русские пришли, я себя чувствую в безопасности»: жители Мариуполя — о нежелании покидать город и об отношении к военным.

Жители Мариуполя рассказали, почему они решили остаться в городе, как планируют строить новую жизнь и как относятся к российским и украинским военным. Подробности — в репортаже RT.
«Это ненормальная страна»
Гипермаркет на окраине Мариуполя ещё несколько недель назад был складом боеприпасов. Сейчас это главное в городе место оказания помощи людям: каждый день здесь выдают еду и воду. Чтобы продукты достались всем, на входе у людей проверяют документы и вносят данные в список. Работают автолавки — те, у кого остались наличные, могут купить продукты. Тут же получают сим-карты оператора «Феникс» — он работает на территории ДНР и теперь обеспечивает связь в городе.
Тысячные очереди выстраиваются с самого раннего утра: мариупольцы рассказывают, что стоять приходится по несколько часов. Пожилых людей и родителей с маленькими детьми пропускают вперёд. На раздаче продуктов бесплатно работают сами горожане.

Семья брата Татьяны, Владимира Марченко, вынуждена была уехать в другой район Мариуполя после того, как сгорел их дом, продолжает женщина. «Уехали на Черёмушки, а там сейчас горячо. Если он живой, если они там, пусть они скажут, где его искать», — со слезами просит она.
Николай с семьёй тоже пока намерен оставаться в Мариуполе из-за старших родственников: «Тут у меня родители, и у моей жены мама. У них всех серьёзные проблемы со здоровьем, они маломобильные». Из дома им пришлось бежать из-за миномётного обстрела, говорит мужчина: «Уходили по-пластунски буквально, даже воды нельзя было набрать. Это был ужас».
Предупреждения украинских СМИ о том, что жителям Мариуполя нельзя уезжать в Россию, он называет бредом. «Насколько я знаю, люди ехали по зелёным коридорам, а обстреливала именно Украина, стреляли в спину. Чудом уцелевшие женщины рассказывали об этом».
Сейчас Николай с женой и дочкой Софией живёт на даче у друзей. У его жены родственники в Ростове-на-Дону, сын живёт в Москве. Мужчина восемь лет прожил в Киеве и не считает, что условия там и в России можно сравнивать: «Я ни разу не увидел, чтобы Украина сделала что-то хорошее для меня, для моих детей. Всегда приходилось грызть, что-то добывать, доказывать, работать на двух-трёх работах. Это ненормальная страна. В то же время в Ростове все блага, это небо и земля».

Одна из волонтёров, Татьяна, некоторое время жила в Москве, там у неё осталась дочь. В Мариуполь женщина вернулась, чтобы присматривать за пожилыми родителями. «Мама после инсульта, я не могу уехать. Мне её надо на ноги поставить, довезти до больницы, чтобы на автобус попасть. А у нас тяжело, возвращаюсь домой с работы — идут стрелковые бои», — рассказывает она.

Говоря об украинских военных, Николай категоричен: «Я уже с ними пообщался, и достаточно. Шёл с женой, вёз тачку с ёмкостями. Нас в колонне было пятеро. Стоял БМП, рядом шесть человек. Двое отделяются, идут к нам. Один из них передёргивает затвор — и сразу мне в лицо: «Вы ждёте русского мира, свиньи вы». Мы всю жизнь общаемся на русском. Я считаю, что у них цель такая, чтобы стереть с лица земли восток Украины».
Опыт общения с военнослужащими оставил неизгладимое впечатление и у дочки Николая: «Украинские военные матом разговаривали, а русские — ласково, добро».
«Мы были для украинцев щитом»

Дом Элины также разбомбили, но семье помогли с другим жильём: «Сейчас чувствуем себя в безопасности». Своё решение не уезжать из города она объясняет так: «Я привыкла тут. Как-то здесь я родилась и как-нибудь в Мариуполе останусь».
Михаил работал электриком на «Азовстали». Сейчас он без работы — завод разрушен — и без связи с родственниками. «24 февраля нам сказали, что надо сидеть дома. Из-за обстрелов мы жили в подвале. Сейчас всё утихомирилось, нам разрешили подняться наверх. Будем стараться уехать: я хочу дать нормальную жизнь ребёнку, — говорит он. — Планируем отправиться либо в Донецк, либо в Россию. На Западе у меня никого нет, я там никогда не был и ехать в незнакомые совсем места не хочу. В России мне будет спокойнее, я там работу найду. Мне кажется, электрик — востребованная профессия».

Нет возможности связаться с семьёй и у Ольги. «Мама в Харьковской области, остальные родственники в России. Связи нет, все карты заблокированы», — вздыхает она. У Ольги двое детей, младшему — всего девять месяцев: «У нас с квартирой всё хорошо, но окна повылетали, холодно было, а в подвале с ребёнком находиться невозможно. Лекарств сейчас нет, не могу мазь ребёнку найти». Тем не менее она отмечает, что «сейчас начали чувствовать себя чуть-чуть в безопасности».
Когда речь заходит об отношении к украинским военным, Ольга повышает голос. «Украинское ТВ говорит неправду, ересь! То, что мы пережили в Мариуполе, в подвале, мы были в эпицентре, нас бомбили, это был кошмар. Чьи? Наши. Мы были для украинцев щитом. Они прикрываются людьми, и никто о нас не будет беспокоиться — если наш мэр уехал, когда начались боевые действия», — горячится она.
Но при упоминании российских военнослужащих женщина успокаивается. «Мы общались с российскими военными, они привозят по необходимости полевую кухню, водичку. Я всегда была солидарна с Россией. Это моя позиция», — заявляет она.

С Ольгой солидарна ещё одна жительница Мариуполя, Алёна: «Я вам так скажу: украинские военные — хамы. Они пришли и сказали: что хотим, то и будем делать. А когда россияне пришли к нам, они для детей всё — то шоколадку ребёнку дадут, то свой паёк нам отдавали, хлеб. У нас же ничего не было. Ни одного плохого слова не сказали, всегда готовы подсказать что-то. Когда русские пришли, я себя чувствую в безопасности, мы хоть ходить можем спокойно».
Алёна с дочкой Соней жили в многоквартирном доме. В квартиру под ними попал снаряд, а их самих эвакуировали в Дом пионеров. «Пришли украинские военные, сказали, что будут ставить технику тут, и мы с ребёнком через весь город бежали, хотели попасть домой», — вспоминает она. Сейчас женщина с ребёнком ютятся в квартире на первом этаже их же дома, но хотят уехать к родственникам в Старую Ялту. «У меня родные и в России, и в Абхазии, так что точек зрения на происходящее хватает», — добавляет она.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.