Из-за энергетического кризиса 16% немецких компаний останавливают или сокращают производство

Из-за роста цен на энергоносители 16% немецких промышленных предприятий останавливают или сокращают производство, сообщает Handelsblatt со ссылкой на опрос Торгово-промышленной палаты Германии (DIHK). В первую очередь страдает энергоёмкое производство, в том числе сталелитейная, стекольная и целлюлозно-бумажная промышленность. По мнению главы DIHK, вина за это лежит прежде всего на политиках, которые тратят слишком много времени на поиск решений и не принимают мер для более эффективного использования энергии.

Из-за резкого роста цен на энергоносители всё больше немецких компаний сворачивают производство или ограничивают свою деятельность. Это показал опрос, проведённый Торгово-промышленной палатой Германии (DIHK) среди 3500 компаний, который попал в распоряжение Handelsblatt.

Согласно данным опроса, 16% промышленных предприятий Германии намерены сократить производство. Четверть из них уже сделала это, а ещё четверть находится в процессе.

Около половины компаний утверждают, что только планируют предпринять соответствующие шаги. 

«Это тревожные цифры, — подчёркивает глава Торгово-промышленной палаты Петер Адриан. — У многих компаний нет иного выбора, кроме как закрыть или перенести производство в другое место».

Тем не менее многие экономисты видят в этом «конструктивное развитие в области экономии энергии», прежде всего газа.

«Пока все платят одинаковую цену за газ, сокращаться будет то производство, от которого в экономическом отношении лучше всего было бы отказаться», — объясняет экономист из Бонна Кристиан Байер.

При меньшем потреблении газа хранилища могут быть заполнены быстрее, и вероятность нехватки газа в Германии зимой снизится, считает Байер. Из-за «угроз России перекрыть газовый вентиль вновь» эта опасность сохраняется до сих пор.

По оценкам Торгово-промышленной палаты, в первую очередь пострадало энергоёмкое производство, в том числе сталелитейная, стекольная и целлюлозно-бумажная промышленность. 32% представителей этого сектора собираются сократить или остановить производство. 8% уже сделали это.

Для главы Торгово-промышленной палаты Петера Адриана суть дела совершенно ясна. 

«То, что мы сейчас наблюдаем с точки зрения снижения потребления газа в промышленности, в основном связано с остановкой машин и заводов», — отмечает он.

По его словам, для экономии энергии за счёт её более эффективного использования определённо есть потенциал. Но зачастую его реализации препятствуют правовые нормы, а политики тратят слишком много времени на поиск решений.

В этой связи Адриан предлагает ввести исключения из законодательства, которые на время позволят отменить некоторые формальности. В качестве примера он приводит отказ от необходимости получения разрешений на перевод предприятий с газа на нефть или отмену ограничений на установку фотоэлектрических систем электроснабжения.

Глава Федерального объединения союзов немецких работодателей (BDA) Штеффен Кампетер акцентирует внимание на другом моменте: 

«В первую очередь дело касается вопросов, связанных с температурой в помещениях зимой, а также при охлаждении летом».

Действующее трудовое законодательство устанавливает ориентировочные значения температуры на рабочем месте. В соответствии с законом нижние минимальные значения температуры воздуха колеблются между 12°C и 20°C — в зависимости от степени тяжести труда.

В целях обеспечения условий для тяжёлого физического труда необходимо поддерживать температуру 12°C, для более лёгких работ — от 17°C до 20°C. 

«За счёт изменения температур можно сэкономить много энергии, что, конечно, не означает, что сотрудники будут работать на морозе», — отмечает Кампетер.

Федеральный министр экономики Германии Роберт Хабек также представил в четверг новые меры по энергосбережению. Так, предполагается, что зимой офисные здания и общественные учреждения больше не будут отапливаться полностью. Это относится к помещениям, в которых человек не находится регулярно: коридорам, большим залам, фойе или техническим помещениям.

Так должно продолжаться в течение полугода. До сих пор Хабек отказывался от общего снижения требований к температурам для работодателей. Вместо этого он предлагал обязать компании, которые потребляют более 10 гигаватт-часов электроэнергии в год, делать определённые инвестиции в энергоэффективность. Министр экономики намерен издать указ о том, что запланированные мероприятия, которые экономически окупятся в течение двух лет, будут реализовываться уже сейчас.

Использование «модели аукциона» на право использовать газ в промышленности должно начаться в октябре. Модель предназначена для стимулирования промышленных потребителей к экономии газа. В соответствии с этой моделью в случае, если компания не использует закупленный ею объём газа, она получит за это деньги. Модель аукциона — это «большой шаг вперёд», считает экономист Бенджамин Молл, профессор Лондонской школы экономики и политических наук. Однако, по его словам, реализация этой модели должна была начаться ещё до наступления осени.  

По информации Handelsblatt, Федеральное сетевое агентство Германии также планирует создать собственную модель аукциона на случай нехватки газа. С помощью торгов агентство намерено выяснить, какие компании больше всего нуждаются в дефицитном газе.

Модель аукциона станет альтернативой предыдущим планам Федерального сетевого агенства по государственному распределению газа в случае его дефицита. Пока неясно, будет ли использоваться эта модель и когда, пишет Handelsblatt.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.