На Балканах растёт «югоностальгия» — тоска по стабильному прошлому

Спустя 30 лет после распада бывшей Югославии на Балканах растёт «югоностальгия», пишет The Guardian. Это тоска по социалистическому прошлому и временам, которые ассоциируются у людей с экономической стабильностью и более высоким уровнем жизни. После обретения независимости обострились разногласия между Боснией и Сербией, а Хорватия со Словенией вступили в Евросоюз. Однако процесс присоединения других бывших югославских стран затормозился, и теперь многие сомневаются, что они вообще когда-нибудь смогут стать его членами, отмечает The Guardian.

В Сербии 81% опрошенных считает, что распад Югославии был ошибкой. В Боснии, которая всегда была самой мультикультурной из республик, такое мнение разделяют 77%. Даже в Словении, первой бывшей югославской республике, вступившей в ЕС и многими считающейся самой преуспевшей страной региона, так думают 45% людей. И только в Косове, которое не получило полной независимости от Югославии, лишь 10% опрошенных сожалеют о распаде, пишет The Guardian.

Результаты социологических опросов демонстрируют поразительное единство мнений среди жителей стран, входивших в состав Республики Югославия. Многие жители Балкан — не только пожилые, но и совсем юные — испытывают желание вернуться во вторую половину XX века, в Югославию. Распространённым повествованием в то время было то, что Тито на протяжении почти полувека заставлял разные народы жить вместе против их воли. Однако спустя 30 лет многие всё ещё испытывают глубокую привязанность к стране, которой больше нет, и сожалеют о её распаде, сообщает The Guardian.

Эта ностальгию особенно легко почувствовать в мае, когда в день рождения Иосипа Броз Тито множество людей с югославскими флагами и цветами приходят к его мавзолею. Большинство из них выросли при старой системе, когда день рождения диктатора был главным государственным праздником. Некоторые принадлежат крайне левым политическим партиям. Но есть среди них и подростки, сожалеющие о том, что им не удалось побывать пионерами. Среди них был 18-летний Милош Томчич, пришедший к мавзолею Тито в пионерском галстуке. На вопрос, кем он себя считает по национальности, он ответил: 

«Я считаю себя югославом: моя мама — сербка, папа — черногорец, бабушка — хорватка. Мои родные живут по всей Югославии», — пишет издание.

Социалистическая Федеративная Республика Югославия была создана в 1945-м и состояла из шести республик: Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговины, Словении, Черногории и Северной Македонии, а также автономного края Косово. Правительство Тито стремилось объединить разные этнические и религиозные группы под лозунгами равенства и братства, однако после его смерти в 1980-м в регионе активизировались националистические настроения, которые в 1992 году привели к распаду страны, а затем и к кровавым военным конфликтам, пишет The Guardian.

Тоску по временам Тито в странах бывшей Югославии называют «югоностальгия». По мнению политолога из Сараева Ларисы Кутович, социалистический период высоко ценится, он ассоциируется с экономическим ростом и значительным улучшением уровня жизни. Большинство бывших югославских государств после обретения независимости пережили сильнейший экономический спад и до сих пор страдают от невысокого уровня жизни. Вновь обострились разногласия между Боснией и Сербией. Хорватия и Словения вступили в Евросоюз, однако процесс присоединения других бывших югославских стран затормозился и теперь многие сомневаются, что они вообще когда-нибудь смогут стать его членами, отмечает The Guardian.

Несмотря на то что Югославия была однопартийным государством, она явно отличалась от других стран блока. Тито был одним из основателей Движения неприсоединения и поддерживал сбалансированные отношения с Западом и СССР, а югославские граждане могли легко передвигаться по миру. Одной из причин «югоностальгии» социологи считают потерю статуса: бывшие жители крупной и важной по мировым меркам страны стали гражданами мелких незначительных государств, заключает The Guardian.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.