От потасовки между Турцией и НАТО выигрывает один Владимир Путин

Конфликт внутри НАТО, спровоцированный наложенным Турцией вето на включение в альянс Финляндии и Швеции, на руку лишь Владимиру Путину, пишет в редакционной статье The Washington Post. По мнению журналистов газеты, для того, чтобы нанести российскому лидеру серьёзное стратегическое поражение, НАТО обязательно должно добиться расширения — а это значит, что Анкаре и её западным партнёрам необходимо как можно скорее пойти на взаимные уступки и договориться.

Помимо возможного военного поражения России или же смены власти в этой стране с приходом новых лидеров, «не обременённых империалистическими фантазиями», украинский конфликт не сулит Западу никаких положительных стратегических перспектив, пишет The Washington Post в редакционной статье.

Впрочем, одно исключение всё же есть, и им является возможность расширения НАТО за счёт включения Швеции и Финляндии, подчёркивается в материале. Между тем, хотя этот сценарий, казалось, вот-вот должен реализоваться, его — по крайней мере пока — блокирует один-единственный член альянса — Турция, говорится в статье.

Этот тупик — продукт целого запутанного клубка проблем, значительную часть которых представляют внутриполитические вызовы, стоящие перед турецким лидером Реджепом Эрдоганом и главным образом являющиеся его же рук делом, продолжают журналисты WP. 

«Господин Эрдоган привык торговаться до последнего, и он наверняка применит появившийся у него рычаг влияния, дабы добиться от союзников по НАТО уступок, а также порадовать свой националистически настроенный электорат перед намеченными на июнь выборами», — рассуждают авторы.

И тем не менее такой «обструкционизм» отнюдь не является лишь временным явлением, и даже если Эрдоган —  несмотря на провальную политику в области борьбы с инфляцией и возникшие в результате у страны экономические трудности — одержит победу на выборах, проблема не исчезнет, предупреждает редакция The Washington Post. Для того чтобы урегулировать это противостояние, понадобятся долгоиграющие дипломатические усилия, а также, вероятно, реальные уступки, часть из которых придётся сделать Вашингтону, полагают журналисты. По мнению авторов, президенту Байдену следует совместно с конгрессом сыграть в этом процессе самую активную роль, поскольку Турция, несмотря на всё её токсичное влияние внутри альянса, является его мощным и незаменимым членом, а включение в НАТО новых членов будет иметь далеко идущие последствия.

Хотя Швеция и Финляндия — не слишком крупные страны и, вместе взятые, они увеличат население альянса, составляющее 950 млн человек, всего на 2%, их военный потенциал весьма и весьма велик — а их вхождение в состав НАТО станет серьёзным стратегическим поражением для Владимира Путина, поскольку резко увеличит протяжённость территории западных союзников у его границ, констатируют журналисты WP.

По мысли авторов, включение в НАТО новых членов будет для Вашингтона и его союзников в Европе самым эффективным шагом, чтобы донести мысль о том, что решение начать специальную военную операцию в отношении «страны, которая не представляла никакой военной угрозы для Москвы», было со стороны Кремля «безрассудством» — а кроме того, оно расширит «зонтик безопасности» альянса, забрав под его защиту двух ценных партнёров, весьма взволнованных поведением России и даже решившихся из-за этого отказаться от политики нейтралитета, которой они придерживались многие десятилетия.

Господин Эрдоган воспользовался заявками Швеции и Финляндии, а также уставом НАТО, который даёт возможность любому члену альянса в одиночку наложить вето на расширение для того, чтобы привлечь внимание к претензиям Анкары и к этим двум странам, и к альянсу в целом, продолжает редакция WP. Часть этих претензий имеет отношение к опасениям Турции по поводу собственной безопасности, но другие «отражают то непонимание, которое возникает между созданным Эрдоганом нетолерантным и всё более деспотическим государством, и крепкими демократиями на основе энергичных гражданских обществ, существующими как в других странах НАТО, так и в Швеции и Финляндии», убеждены журналисты издания.

Громче всего Турция жалуется на то, что будет сложнее всего исправить: Эрдоган требует от Швеции, где в общей сложности проживает около 100 тыс. курдов, закрутить гайки в отношении активистов, связанных, по версии Анкары, с Рабочей партией Курдистана, которую и турецкие, и американские власти причисляют к террористическим организациям, напоминают авторы. Проблема в данном случае заключается отчасти в определениях — в ряде случаев Турция требует экстрадиции тех лиц, которые уже были оправданы шведскими судами и по западным стандартам террористами считаться никак не могут: к примеру, того единственного человека, которого Эрдоган потребовал выдать публично — это был бежавший из страны журналист, которого президент обвиняет в причастности к попытке госспереворота в 2016 году, — судебные органы Швеции экстрадировать отказались, разъясняют работники WP.

«Так или иначе, господин Эрдоган не может с разумных позиций ожидать, что западная демократическая страна отбросит свои юридические и судебные процедуры и начнёт выдавать ему активистов исключительно на том основании, что он считает их врагами», — пишут авторы.

Турция также требует, чтобы Стокгольм и Хельсинки сняли запреты на продажу Анкаре вооружений — и это условие, похоже, уже скоро будет выполнено, говорится в материале The Washington Post. Оружейное эмбарго, в котором участвуют и остальные страны Европы, было наложено на Анкару в 2019 году после того, как её войска начали атаковать на территории Сирии связанные с РПК курдские ополчения, поддержанные ранее США и их европейскими союзниками и сыгравшие ключевую роль в победе над «Исламским государством»*, поясняет редакция газеты. Поскольку для Швеции приоритетной целью является вступление в НАТО, правительство страны возобновило поставки оружия в Турцию — и Финляндия почти наверняка последует этому примеру, предполагают журналисты.

К сфере вооружений относится и другой, гораздо более масштабный вопрос — запрос Анкары о расширении и модернизации парка истребителей F-16 за $20 млрд, пишет The Washington Post. Хотя продажа самолётов Турции была одобрена администрацией Байдена, конгресс приостановил сделку, сославшись на опасения по поводу нарушений прав человека в стране; при этом главными вдохновителями такого вето стали законотворцы, симпатизирующие Греции, которая выступает резко против заключения этого контракта, отмечают журналисты газеты. Такое решение конгрессменов, впрочем, является крайне недальновидным — а если вспомнить, какую большую роль играет Турция в НАТО и его нынешнем расширении, приводимые конгрессменами аргументы начинают выглядеть бледновато, подчёркивают они.

Как признают авторы, Турция, вступившая в НАТО в 1952 году, спустя всего три года после его основания, действительно часто оказывалась не слишком удобным партнёром для своих союзников — и это только усилилось при Эрдогане, который взял курс на сближение с Россией, а в итоге в 2019 году, несмотря на громкие возражения со стороны администрации Дональда Трампа, закупил у Москвы комплексы ПВО С-400, что в Вашингтоне «совершенно справедливо» восприняли как предательство. Вместе с тем в альянсах, существующих достаточно долго, неизбежно возникают обиды и расхождения в интересах — а в конечном счёте Турция и её союзники по НАТО имеют друг для друга огромное значение как в плане обеспечения безопасности, так и в сдерживании агрессивной России, предупреждают журналисты WP.

«Турция, которая играла и играет роль бастиона в обороне Запада от Ирана, поставила Украине беспилотники и другие вооружения, а также заперла Чёрное море для российских военно-морских средств усиления, нужна альянсу — а самой Анкаре, которой в 2015 году пришлось пережить напряжённое противостояние с Москвой из-за сбитого в турецком воздушном пространстве российского истребителя, было бы мудро больше не отторгать от себя своих соратников по альянсу и не ставить под сомнение оборонную политику, которую они обеспечивают», — объясняют авторы.

«В конфликте за то, чтобы пустить Швецию и Финляндию в НАТО, побеждает только один человек — Владимир Путин, — подытоживает редакция The Washington Post. — Чем быстрее Турция и её партнёры придут к согласию, тем лучше будет для их альянса».

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *