Последний бой 497-го гаубичного артиллерийского полка

С начала Великой Отечественной войны на территории Славгородского (в то время Пропойского) района шли ожесточенные бои Красной армии с немецко-фашистскими войсками, которые рвались к Москве.

Так сложилось исторически, что через наш район в 1849 году прошло шоссе «Москва-Варшава». На период начала войны оно стало стратегическим важным объектом для успешного наступления моторизированных частей вермахта на Москву в 1941 году.  Вдоль этого шоссе расположено много памятников, связанных с событиями Великой Отечественной войны.

Расскажем вам об участке дороги в районе д.Ходорово, д.Александровка-1 и д.Александровка-2. Здесь с 15 июля по 12 августа 1941 года, после захвата Пропойска и окружения Могилева, проходили многочисленные прорывы наших частей из окружения. После пересечения Варшавского шоссе их путь лежал к бродам на берегу реки Сож у д.Александровка-2. Здесь прорывались к бойцы и командиры из 42-й, 137-й,132-й,172-й,143-й стрелковых дивизий, а также других подразделений Красной армии, отходивших от самого Бреста. Во время этих прорывов летом 1941 года закончили свой боевой путь множество солдат и командиров. Здесь погибли генералы Ахлюстин П.М., Сафонов Д.П., Еремин С.И., а также погиб почти в полном составе 497-й ГАП (гаубичный артиллерийский полк) первого формирования.

…Из истории боевого пути 497-го гаубичного артиллерийского полка, которую написал преподаватель Муромского института, кандидат исторических наук Брыкин Валерий Александрович, известно, что эта воинская часть была сформирована в 1939 году в старинном селе Карачарове вблизи города Мурома. Известны данные о 400 уроженцах Мурома и Муромской области, призванных в 497-й ГАП. По штату в полку было1400 человек. На вооружении полка были 152 мм и 122 мм гаубицы, которые передвигались с помощью тягачей СТЗ-НАТИ-5 на гусеничном ходу.  Вес 122 мм гаубицы составлял 3 тонны, и стреляла она снарядами, весом около 20 кг. Более мощной была 152 мм гаубица. Это 4.5-тонное орудие стреляло 40-килограммовыми снарядами. Даже близкий разрыв такого снаряда мог вывести из строя легкий или средний танк предполагаемого противника.

Всего на вооружении полка было 24 орудия. 

На всеармейских учениях летом 1940 года Муромский 497-й ГАП  по своему калибру 122 мм и 152 мм занял первое место среди всех 15-ти гаубично-артиллерийских полков Московского военного округа. Этот полк стал учебной базой Артиллерийской академии РККА, а многие бойцы и командиры были поощрены. Таким образом, можно сказать, что 497-й ГАП, входивший в состав 137-й стрелковой дивизии, был одним из лучших полков довоенного периода в Красной армии.

Войну 497-й ГАП начал в составе 137-й стрелковой дивизии, сформированной в г.Арзамасе Горьковской области. Первый бой артиллерийский полк провёл в районе д.Красный Осовец и д.Пустой Осовец Чаусского района против частей 4-й танковой и 10-й моторизованной дивизий немцев. Итог первого боя 137-й дивизии – около 30-ти подбитых танков (пять из которых на счету 497-го ГАП), десятки автомашин и около тысячи гитлеровцев. В «лобовых» атаках на участке 137-й дивизии враг не прошел, но обошел её с флангов. После успешного первого боя артиллеристы были вынуждены вместе с частями 137-й, 132-й и 160-й стрелковых дивизий отступать за реку Сож, чтобы не попасть в окружение.

Пройдя к 18 июля 1941 года более 70 км по лесам, отбивая атаки автоматчиков и налеты авиации противника, части 137-й дивизии переправились через реку Проня севернее Пропойска и подошли к шоссе «Москва-Варшава» в районе д.Ходорово. При этом артиллерийский полк сохранил боевую технику и орудия, но оставалось мало горючего.

Шоссе к этому времени было под контролем немецких войск. Бои по прорыву через эту главную дорожную артерию были очень  жестокими и кровопролитными.

… Из воспоминаний ветеранов немецких танковых частей, которые захватили  мосты у Пропойска и удерживали шоссе до Черикова и Кричева: «21 июля. Бои разгораются впереди и позади нас в течение всего дня. Наш фронт растянулся на 50 километров. Только в одном Черикове в дивизии было ранено 250 человек и было много стычек вдоль дороги.

22 июля. Вчера был тяжелый день. Общие потери нашего полка после месяца войны в России составили 54 убитых и 87 раненых. Это намного больше чем в Польше и Франции, вместе взятых. Окончание войны не приблизилось ни на йоту. Я носился вперед и назад, между выдвинутыми в авангард танками и пехотой, подкреплениями и штабом дивизии, мимо подбитых и горящих танков, мимо 25 пехотинцев, заколотых штыками русских в рукопашном бою, мимо большого числа убитых русских солдат и мертвых лошадей, мимо одного из моих убитых танкистов. Позавчера мы потеряли 5 танков, вчера – 3».

«…По оценкам полковника Эбербаха, в лесах вокруг нас находилось от 10 до 12 тысяч солдат Красной армии, все они надеялись прорваться на юг. Русские  постоянно атаковали. Они не боялись смерти и спокойно шли по телам своих павших товарищей. Офицеры гнали их вперед угрозами, но они и сами были очень храбры. Несколько дней в штабе дивизии было очень жарко. Мы только что пережили трудную ночь. Русские непрерывно атаковали командный пункт. Они подвели два тяжелых орудия на позицию рядом с дорогой и стреляли прямой наводкой с дистанции 150 метров в сосредоточение наших машин. Противотанковые, зенитные орудия и пулеметы обрушили огонь в нашем направлении. Темно-коричневые людские массы наступали на нас с криками «ура!».

«…В схватках в лесу они были истинными мастерами боя, намного превосходившими нас, городских франтов. На протяжении дня они не вступали в бой, если только их первыми никто не потревожил. У этих «детей природы» нервы были словно стальные канаты. В дополнение к этому они великолепно владели искусством маскировки. Мы могли часами лежать на земле всего в 5 метрах от них и даже не заподозрить, что они рядом. Красноармейцы были очень отважны, и в их душах не было ни капли страха. Они забирались в свои окопы и сражались до тех пор, пока им не простреливали руки».

По приказу командира дивизии полковника Гришина И.П., 497-й гаубичный артиллерийский полк должен был прикрывать огнем выход частей 20-го стрелкового корпуса из окружения и обеспечить прорыв наших войск к переправам на реке Сож. Для этого приказано было выпустить по врагу не менее 700 снарядов, после чего орудия необходимо было взорвать и бросить, а личный состав вывести к своим.

Полк в установленное время сделал огневой «налет» по целям, обеспечив коридор для выхода частей корпуса. Оставив на каждую гаубицу по 5-6 снарядов, достаточных для самообороны при выходе из окружения, сняв замки с орудий, жиклеры с автомашин, солдаты и офицеры отошли вглубь леса, чтобы отдохнуть, провести разведку и установить связь с командиром 137-й дивизии. На следующий день разведчики доложили, что фашистские танки не заходили в лес, где были оставлены тягачи и орудия. Также было обнаружено несколько цистерн со спиртом и топливом, оставленные нашими частями, определено место возможного прорыва через шоссе.

Соблюдая меры предосторожности, артиллерийский полк скрытно перебазировался в район, где находилась материальная часть. Солдаты поставили все детали на место, заправили горючим трактора и автомашины, подцепили гаубицы. По сигналу командира полка майора Малых И.В. вся масса тягачей и машин включила фары и стала выстраиваться в колонну, вытягиваясь к Варшавскому шоссе. Колонна была внушительная, а звук тягачей походил на звук танковых моторов, поэтому немцы не рискнули принять бой. Две гаубицы были установлены на шоссе стволами в разные стороны. Они  сбили танк и бронетранспортер противника. Под прикрытием этих гаубиц вся колонна 497-го ГАП на скорости устремилась через шоссе и просекой ушла в сторону деревни Александровка-2 к реке Сож.

Из воспоминаний ветеранов 137-й дивизии, которые приводит в своих книгах о боевом пути дивизии писатель Валерий Киселев («Однополчане», «Заплачено кровью»), мы узнаём об успешном  выходе 137-й дивизии на рубеж реки Сож. Сохранив боеспособность, части дивизии переправились через реку. За реку были переправлены все, кроме второго батальона капитана Леоненко, 771-го полка и 497-го ГАП. Артиллеристы должны были поддерживать предстоящую атаку наших войск на Пропойск, а пехота второго батальона 771-го полка прикрывала их в 500 м со стороны шоссе. Полк занял круговую оборону, окопал орудия, выкопал окопы и капониры, ждали подвозки боеприпасов. Эти позиции находились южнее деревни Александровка-2, в лесу, приблизительно в районе деревенского кладбища.

Продолжение следует.

Поделиться

Александр ХАЛЕЕВ

заместитель командира поискового отряда «Наследие».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.