«Не зная истории, мы обречены на повторение ошибок». Бывшая узница гетто о трагедии и неугасаемой надежде

В преддверии празднования Дня Победы так важно вспомнить события Великой Отечественной войны. И очень ценно найти человека, который может поделиться рассказами о том страшном времени. Ведь кто не знает своей истории, тот способен повторить ее ошибки. О трагедии и неугасаемой надежде корреспонденту БЕЛТА рассказала бывшая узница гетто витебчанка Лариса Каим.

На начало войны Ларисе было всего 4 года. «В Витебск моя семья приехала в 1929 году. Я родилась чуть позже. До 1941-го жизнь была мирная, спокойная, но летом нас застала война. Мне хорошо запомнились пустые магазины, безлюдные улицы, хаос. Город опешил, был растерян, находился в каком-то предгрозовом ожидании. Началась эвакуация. Когда мы попали в Тверскую область, которую очень быстро оккупировали немцы, нас поместили в гетто. Не было возможности поесть. Было счастьем, если кто-то перекинет через забор кусок хлеба или картошину. Все кругом считали, что я умру от голода, дистрофии, болезней. Брату, который был на 10 лет старше меня, доставалось очень сильно. Я видела, как фашисты бьют, убивают, унижают людей. Представляете, что происходит с детской психикой в таких условиях? Ребенок становится взрослым не по годам. Все пережитое отпечаталось в моей памяти на всю жизнь», — рассказала Лариса Каим.

Несмотря на боль, которую приносила та разрушительная война, находился и лучик света. Отец Ларисы Григорий Хват в молодости учился во Франции, получил медицинское образование. «Поступок моего папы оказал на меня большое влияние. Он был врачом с большой буквы. В один из дней, когда нас хотели убить, одному из немцев стало плохо и отца позвали оказать помощь. Многие узники потом упрекали, что он лечит врагов. На что папа ответил: «Людей расстреливал фашист, а я лечу человека». Этот ответ стал для меня путеводной звездой в жизни. Нам сохранили жизнь тогда. К концу жизни в Витебске к папе приходили больные люди за помощью. Несмотря на то, что он болел онкологией, он помогал всем, кому мог».

Лариса Каим вспоминает: «Была решающая ночь, когда мы думали, что вот-вот умрем. Никто не спал, был ужас, плач, истерика. Вдруг раздалась стрельба, крики и все стали готовиться к худшему, прощаться. Оказалось, что это были партизаны, которые имели связь с передовыми частями Красной армии. И это была продуманная операция. Так нас спасли. За ту ночь родители стали совершенно седыми».

Когда Витебск освободили от захватчиков, отец Ларисы Григорьевны вернулся в город со своей семьей. «Я с отличием окончила педагогический институт. Два года работала в Бегомле в школе-интернате, а потом всю свою жизнь в Витебском педагогическом институте на биологическом факультете. Разные были студенты, всякие условия. Да, времена меняются, но важно не это, а то, что мы культивируем и чему учим наших детей. Я за то, чтобы человек сравнивал и проверял любую информацию. Именно слепая вера приводит людей к разочарованию. Я против фашизма, войны, агрессии. Единственный бой, который могу оправдать, — тот, который был дан для защиты. Нужно ценить жизнь, особенно в это время, стремиться оберегать не только людей, но и животных, природу», — призвала бывшая узница гетто.

Несмотря на возраст и определенные трудности со здоровьем, Лариса Каим не перестает трудиться и видеть в жизни только лучшее. «Я еще не все сделала на этой прекрасной планете. Если становится тяжело, всегда стараюсь занять руки и голову. Люблю читать, делаю миниатюры, ухаживаю за своим котом, растениями, шью. Я люблю жизнь и все живое», — добавила женщина.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.